/** * The template used for displaying page content in page.php * * @package dazzling */ ?>

Церковь Воскресения Словущего


Храм Воскресения Словущего на погосте села Теребени — в сущности, последний источник жизни этого постепенно умирающего села. Ради него в псковскую глушь едут историки, любителей тайн и просто православные люди, которых привлекает личность настоятеля Воскресенской церкви, отца Георгия (Мицова).

Погост и церковь находятся на отшибе, дальше только овраг и лес. К воротам ведет узкая дорожка. Рассмотреть церковь издали можно разве что поздней осенью и ранней весной. В остальное время ее закрывают кроны буйно разросшихся деревьев, выглядывает лишь самый высокий купол да шпиль колокольни. Зато перезвон колоколов слышно по всей округе. В абсолютной тишине, которая здесь царит, этот звук пробирает до мурашек.

Деревянный храм, сохранившийся с XVIII века — огромная редкость для Псковской области. По поводу года его постройки у историков нет единого мнения: одни называют 1757-й, другие 1778-й, третьи 1889-й. Точность датировки важна даже не сама по себе — от нее зависит имя заказчика. Если церковь заложена в 1757 или 1778 году, то заказчиком был Илларион Матвеевич Голенищев-Кутузов, генерал-поручик, выдающийся военный инженер, сенатор. Ему принадлежали окрестные земли и имение Ступино, в километре от Теребеней. Если же Воскресенскую церковь возвели в 1789 году, через пять лет после смерти Иллариона Матвеевича, то храм построен по воле его сына — светлейшего князя Михаила Илларионовича, генерал-фельдмаршала, «спасителя Отечества».

Главная тайна Воскресенской церкви — не год постройки, а захоронение родителей великого полководца в подземной усыпальнице. Наверное, в XIX столетии о склепе еще знали, но постепенно позабыли, и вплоть до конца XX века местонахождение родовых кутузовских могил оставалось загадкой (сам Михаил Илларионович похоронен в Казанском соборе Санкт-Петербурга). По многочисленным жизнеописаниям Кутузова известно, что его отец скончался в имении Ступино в 1784 году, и сын приезжал из Крыма на похороны. Однако на древнем погосте, где немало старинных надгробий, могил Голенищевых-Кутузовых не было.

Обнаружили склеп случайно, и сенсацией это не стало — 21 августа 1991 года событий хватало. Все произошло как в кино: у священника в то лето гостили друзья, их младший сын полез в подвал церкви (незадолго до этого отцу Георгию пришлось убрать несколько досок обветшавшего пола, так что образовался лаз) и увидел там гробы. Жена отца Георгия матушка Валентина тут же спустилась в подвал сама, приподняла крышку одного гроба — и обнаружила хорошо сохранившееся тело мужчины в генеральском мундире. Даже орденская лента и венчик на лбу мертвеца были целы. Во втором гробу лежали истлевшие кости.

Специалисты-кутузоведы из ленинградского Артиллерийского музея, приехавшие в Теребени по просьбе отца Георгия, констатировали: мужчина в мундире — Илларион Матвеевич Кутузов. Во втором гробу, с почти стопроцентной вероятностью, находятся останки его жены Анны Илларионовны. Несколько делегаций историков, побывавших в Теребенях в последующие годы, подтвердили вердикт. Правда, на экспертизу останки не возили, они и сегодня покоятся в склепе. Над тем местом, где стоят гробы, в центральном приделе слева от входа, установлена мраморная мемориальная доска.

С тех пор в Теребени регулярно совершают паломничества исследователи биографии Кутузова и войны 1812 года. Среди прочего, их интересует достоверность легенды о том, что Кутузов приезжал в Теребени перед Бородинским сражением, помолиться на могиле отца и получить благословение.

Всех любопытствующих в подвал ветхой церкви, конечно, не пускают. Но любой может рассмотреть фотографии 1991 года, которые неизменно лежат на столике справа от алтаря: тело Иллариона Матвеевича в нескольких ракурсах и ленинградские кутузоведы.

К сожалению, открытие родовой усыпальницы Кутузовых благ земных Воскресенскому храму не приносит. Церковь остро нуждается в реставрации, за последние сто лет ее разве что красили и латали крышу. В январе 2012 года появилась информация, что областные власти наконец выделяют на ремонт значительные средства — к двухсотлетней годовщине войны 1812 года. Предполагалось, что реставрация займет два года и завершится в 2014-м. Но, по состоянию на август 2014 года, работы даже не начаты.


Строение и убранство храма

Храм Воскресения Словущего деревянный, рубленный. В XIX веке его обшили тесом, но рубленную структуру все же можно разглядеть: в купольной части церкви, если смотреть изнутри, заметно, как голубая краска покрывает полукруги бревен. Это похоже на нарисованные волны.

Тип храма — «восьмерик на четверике», фундамент каменный. Центральный придел освящен во Имя Светлого Христова Воскресения, еще два — во имя великомученицы Варвары и во имя Божией Матери Знамение. Варвара, кстати, считается покровительницей оружейников и артиллеристов, что близко семейству Кутузовых.

Деревянное барокко — явление редкое и занимательное. Внутреннее убранство храма осталось почти таким же, как в XVIII веке, поменялся только цвет стен и иконостаса. Изначально иконостас был «селадонового» цвета (это оттенок зеленого, знакомый всем по цвету стен Эрмитажа) и расписан золотом. Золото, по неизвестным причинам, кто-то грубо замазал бронзовой краской. Отец Георгий, в прошлом профессиональный реставратор и искусствовед, с великим трудом пытается убрать эти наслоения. Пока получилось только на иконостасе одного из приделов.

Иконостас центрального придела — произведение удивительное, не похожее на традиционные образцы. Контурно он повторяет фасад Петропавловского собора вПетербурге. В некоторых местах обит парусиной, на которой изображены вазоны и колонны. Имеются даже деревянные фигурки ангелов, правда, с жутковатыми лицами (их тоже перекрашивали). Когда Святые врата во время службы открывают, в алтарной части можно увидеть невероятно красивое и неожиданное в деревянном храме витражное окно.

Как удалось сохранить множество икон и уникальный иконостас в советское время, остается загадкой. Храм не закрывался, но церковные ценности часто изымали и из действующих церквей. Кроме того, во время оккупации Псковщины немцы не только стояли в Теребенях, но и имели приказ взорвать Воскресенскую церковь. Каким-то чудом ее не взорвали и даже не разграбили.


Колокольня

Храм соединяется с многоярусной деревянной шатровой колокольней, откуда открывается прекрасный вид на «псковские дали». Отец Георгий пускает на колокольню всех желающих — наверх ведет хлипкая деревянная лесенка. Колокола, по словам звонаря Юрия, повешены неправильно — они должны увеличиваться в размерах по направлению на восток, от маленького к самому большому, а сейчас наоборот. Тем не менее, звонят они исправно, а звонарь рассказывает о многочисленных надписях на стенах колокольни. Самая трогательная история — о послании немецких солдат 1942 года. Оно состояло из одной фразы: «Пожалуйста, сообщите после войны» — и два адреса. Видимо, солдаты оставили эту надпись перед отступлением. В 1988 году, когда приход принял отец Георгий, его жена решила ответить солдатам. Написала два письма по-русски и отправила по адресам 1942 года. И получила ответы. Один адресат не дожил до послания буквально несколько лет — написали его дети. Второй пропал без вести во время войны, но по указанному адресу все еще жила его дочь. Единственная весточка от отца пришла к ней спустя сорок лет из церкви в Теребенях.


Отец Георгий

Рассказ о Воскресенской церкви будет не полон без рассказа о ее настоятеле. Отец Георгий Мицов тоже стал своеобразной достопримечательностью Теребеней.

До приезда сюда Георгий Мицов жил и работал в Ленинграде. Искусствовед и реставратор, он был знаком с Михаилом Шемякина, да и сам принадлежал к тогдашнему культурному миру северной столицы. Судьба связала отца Георгия и с другим знаменитым ленинградцем: сразу после смерти Сергея Довлатова он отслужил в Теребенях панихиду по «антисоветскому» писателю. Ее заказали друзья Довлатова, жившие в Пушкинских Горах.

Просвещенный, интеллигентный, столичного интеллекта человек в глухом углу — это сочетание само по себе привлекает людей. Отец Георгий остроумен, афористичен, совершенно лишен унылой назидательности и необыкновенно проницателен. Честность и прямоту он ценит выше, чем взгляд в пол и елейные слова. Если вы окажетесь в Теребенях, имейте это в виду. Лучшего экскурсовода, чем отец Георгий, не найти, и если он не занят важными делами, наверняка откликнется и покажет вам Воскресенскую церковь, древние надгробия на погосте, колокольню. Подробно расскажет о склепе Голенищевых-Кутузовых и о каждом квадратном сантиметре храма.

В сущности, Воскресенская церковь до сих пор жива усилиями отца Георгия. Ремонтировать храм — о реставрации нечего и говорить — ему приходиться самому. Вообще-то забота о церкви должна ложиться на ее приход. Но прихожан практически не осталось, Теребени и окрестные деревни неуклонно вымирают. Так что у отца Георгия и его жены, матушки Валентины, нет и «кормления» с прихода. Все на пенсию, все своими руками. Бывает, что служат в совершенно пустом храме — только священник и его жена на клиросе. Зимой такое случается часто.

Но в погожий выходной день на площадке перед кладбищем машин достаточно. Номера в основном псковские, но попадаются и ленинградские. Люди приезжают крестить детей и креститься, исповедуются, заказывают панихиды. А кому-то нужно просто поговорить с настоящим священником.


История

Илларион Матвеевич Голенищев-Кутузов вошел в историю не только как родитель великого русского полководца, но и благодаря личным заслугам. Он был видным военным инженером, учеником пушкинского прадеда Абрама Петровича Ганнибала. Кутузов-отец активно участвовал в строительстве каменного канала Петра Великого в Кронштадте, разработал проект Екатерининского канала (канал Грибоедова) в Петербурге и трассы между Волгой и озером Ильмень, затем служил на юге в армии Румянцева. За заслуги Илларион Матвеевич получил наградную золотую с бриллиантами табакерку из рук Екатерины II, а после выхода в отставку стал первым предводителем дворянства Псковской губернии. Он прожил в своем имении Ступино до самой смерти, случившейся в 1784 году.

О матери фельдмаршала Кутузова, Анне Илларионовне, известно крайне мало. Долгое время даже год ее рождения был неизвестен. Считалось, что она происходила из старинного рода Беклемишевых. Современные историки установили, что Анна Илларионовна родилась в 1728 году в семье псковского помещика, отставного капитана Лариона Бедринского. Умерла в 1755 году. Историки знали, что ее могила находится в имении Кутузовых.

Сведения о том, что Илларион Матвеевич завещал быть похороненным в Воскресенской церкви, которую сам и построил, документально не подтверждены. Возможно, это правда, но вплоть до открытия склепа в начале 1991 году даже настоятели Воскресенской церкви не были уверены в том, что в храме имеется подземная усыпальница. Доступа в подвал не было.

Довольно часто можно встретить утверждение, что родителей Кутузова похоронили в склепе тайно и даже противозаконно из-за указа Сената 1771 года, запрещавшего погребения в склепах при храмах. Якобы из-за этого Илларион Матвеевич, 25 лет назад похоронивший в церковной усыпальнице первую жену, завещал без огласки положить себя рядом с ней. Это ошибочное мнение: указ был вынужденной мерой для защиты от эпидемий чумы и запрещал надземные захоронения в городах. Ступино к этой категории явно не относилось. По более правдоподобной версии, Михаил Илларионович Кутузов выстроил церковь уже над могилой родителей и поместил их тела в склеп, о котором в XX веке постепенно забыли.

Почему тело жены Иллариона Матвеевича истлело, а его останки сохранились, пока никто не объяснил. Оба тела лежали в одинаковых условиях, о нетленных мощах ученые предпочитают не рассуждать. Но все-таки отец Кутузова умер на четверть века позже матери, так что условия нельзя считать одинаковыми. Есть еще одна более-менее убедительная версия. Известие о кончине отца застало Кутузова во время военной кампании в Крыму — по тем временам это как минимум две недели пути, даже для срочного гонца. Возможно, чтобы Кутузов успел на похороны отца, тело Михаила Илларионовича частично забальзамировали. Еще надо учесть характер почв Псковской области, известных своей сухостью. Тело Пушкина при последнем вскрытии могилы тоже оказалось достаточно хорошо сохранившимся.


 Видеолекция “Загадка церкви погоста Теребени Опочецкого района Псковской области”

13 ноября в читальном зале Историко-краеведческой библиотеки им. И.И. Василёва на очередном заседании Народного университета прошло лекционное занятие по теме «Загадка церкви погоста Теребени Опочецкого района Псковской области». Прочитал лекцию архитектор, краевед Игорь Иванович Лагунин.

И.И. Лагунин рассказал слушателям университета, что Церковь Воскресения Словущего погоста Теребни выстроена в 1757 году, храм типа «восьмерик на четверике», безстолпный, на каменном фундаменте, рублен «в лапу», деревянный с многоярусной шатровой колокольней. В 1778 году освящен Варваринский придел и Знамения, возможно, он был Петровским. Центральный придел во Имя Светлого Христова Воскресения освящен в 1791 году, его стены обиты парусиной в XIX веке, но колорит интерьера был всегда серо — зеленый, с яркими пятнами золота иконостаса, который сейчас покрашен бронзовой краской, с набитыми на парусине вазонами и колоннами. Все единообразно: стены храма, иконостасы, иконы – барокко. Иконостас центрального придела повторяет контурно фасад Собора Петра и Павла в Петербурге. Два придела в церкви: во имя иконы Божией Матери Знамение и великомученицы Варвары.

Игорь Иванович отметил, что хотя церковь и пережила немало, возможно служба в ней не прекращалась со дня основания; и ее судьба – один из немногих примеров благополучия. Об этом свидетельствуют надписи 1938 года на колокольне, когда после урагана по новой стелили крышу церкви с указанием фамилий людей, участвующих в восстановлении её… Имеется также надпись на немецком языке «Bitte Aut wort nach Kriegsende an…» в переводе «Напишите после окончания войны…» и указан адрес в Германии и фамилия. Возможно, написал тот, кому было велено взорвать церковь во время Великой Отечественной войны 1941-1945гг.

Сохранились иконостасы, убранство, иконы. И.И. Лагунин напомнил, что церковь выстроена на средства семьи Голенищевых-Кутузовых; Михаил Илларионович был здесь при погребении отца – Иллариона Матвеевича – в 1784 году. В подцерковье — усыпальница родителей М. И. Кутузова — Иллариона Матвеевича Голенищева-Кутузова (1717-1784) и его жены Анны Илларионовны. По мнению И.И. Лагунина — главная загадка Воскресенской церкви – захоронение родителей великого полководца в подземной усыпальнице. Скорее всего, в XIX столетии о склепе еще знали, и вплоть до конца XX века местонахождение родовых кутузовских могил оставалось загадкой (сам Михаил Илларионович похоронен в Казанском соборе Санкт-Петербурга).

По многочисленным жизнеописаниям Кутузова известно, что его отец скончался в имении Ступино в 1784 году, и сын приезжал из Крыма на похороны. Однако на древнем погосте, где немало старинных надгробий, могил Голенищевых-Кутузовых не было.

Обнаружили склеп случайно 21 августа 1991 года матушка Валентина и отец Георгий (Мицов). Специалисты из Ленинградского (ныне Санкт-Петербургского) Артиллерийского музея посетили Теребени по просьбе отца Георгия и констатировали: в первом гробу мужчина в мундире — Илларион Матвеевич Голенищев-Кутузов, во втором, с почти стопроцентной вероятностью, находятся останки его жены Анны Илларионовны. Историки, побывавшие в Теребенях в последующие годы, подтвердили вердикт (хотя на экспертизу останки не возили, они и сегодня покоятся в склепе). Над тем местом, где находятся останки, в центральном приделе слева от входа установлена мраморная мемориальная доска. Рядом – сельское кладбище, где выделяются памятники над старыми могилами Львовых, Карауловых. Здесь же – каменные «идолы», приметы древнего языческого капища…

Ради Церкви Воскресения Словущего на погосте села Теребени в псковскую глушь едут историки, архитекторы, краеведы, любители истории и просто православные люди.

Оригинал статьи


 Статья на портале “Псков city” 07 июня 2010

Воскресенская церковь в деревне Теребени (близ старой дороги Опочка-Новоржев)


 Ремонт храма и выставка икон в церкви Гатчинского дворца

С октября 2014 в теребенском храме начался ремонт. Основные иконы  переданы на время ремонта в церковь Гатчинского дворца, где вскоре их можно будет увидеть.